Category: архитектура

pic#108509455 министерство предупреждает

"Почему по-твоему все российские фины не перешли полностью на русский"? Спрашивали? Отвечаем

Вопрос от анонима:
"...в России сохранилась туевая хуча угро-финских говоров так почему по-твоему все российские фины не перешли полностью на русский забыв свои языки?"

Элементарно Ватсон, не успели.

* * *

Фотка просто огонь. Вот такими курносыми, азиатскими русские нацики обычно рисуют рабочих и крестьян ср..их в японские фарфоровые вазы Зимнего дворца в 1918 году. Что, как посткрестьянский люмпен-ителлигент, я в общем-то поддерживаю. :D



На фото знаменитый охотник, рыбак и лодочник Осипов с супругой (д. Колгостров). Из семейного архива Осиповых.

Когостров, ежели что, на Водлозере, там окончательная фаза обрусения произошла в первой половине 19 века, и еще в начале 20 века многие помнили что они происходят из чуди.

ЗЫ. Кстати, чем дальше, тем больше понимаю, что конфликт описанный в "Окаянных днях" Бунина никуда не делся и никогда не прекращался. Он вполне живой. Он и во мне говорит. По этому настоящее региональное, исконное, не может не быть "русским ниггерством" по своей сути. А Залесье может быть только мерьским, муромским, мещёрским, ни каким иным.
pic#108509455 министерство предупреждает

Когда русские кричат "Ура", то они кричат своё родное ордынское тюркское Urа = бей (от urmak — бить)

14 мая 1868 года колониальными войсками Рос. империи была занята крепость Самарканда. Через некоторое время аборигены восстали, оставшиеся в Самарканде русские войска оборонялись в крепости 8 дней, пока не пришла помощь от генерала Кауфмана.
Среди осажденных был и русский интеллигент, выпускник Санкт-Петербургской и Парижской академий, друг Льва Толстого, Томаса Эдсона, Хосе Марти, Эрнста Гесселя, Ильи Репина, художник Василий Васильевич Верещагин, который со смаком вспоминал - как он , получая немало удовольствия, отстреливал этих двуногих "зайцев":




Все мы, «завоеватели» Самарканда, следом за генералом Кауфманом, расположились во дворце эмира; генерал — в главном помещении, состоявшем из немногих, но очень высоких и просторных комнат, а мы, штаб его, — в саклях окружающих дворов... Я ежедневно ездил в город и за город, осматривал мечети, базар, училища, особенно старые мечети, между которыми уцелело еще немало чудных образцов; матерьяла для изучения и рисования было столько, что буквально трудно было решиться, за что ранее приняться: природа, постройки, типы, костюмы, обычаи, все было ново, оригинально, интересно.


Только что, на другой день, я сел пить чай, поданный мне моим казаком, собираясь идти дописывать своего афганца, как раздался страшный бесконечный вой:
Ур! Ур! — вместе с перестрелкой, все более и более усиливавшейся. Я понял серьезность дела — штурмуют крепость! — схватил мой револьвер и бегом, бегом по направлению выстрелов, к Бухарским воротам.


Снова крики Ур! Ур! Ур! все ближе, ближе, и над нами на стенах показались несколько голов из числа штурмующих, готовившихся, очевидно, сойти в крепость. Солдаты, не ожидая команды, дали залп, головы попрятались, и все смолкло; толпа, очевидно, отхлынула от стены, встретивши пули там, где она надеялась войти безнаказанно, врасплох...
... слышны уже крики отдельных голосов, очевидно, они направляются к пролому, невдалеке от нас; мы перешли туда, притаились у стены, ждем.
— Пройдем на стену, встретим их там, — шепчу я Назарову, наскучив ожиданием.
— Тсс...— отвечает он мне,— пусть войдут.
Этот момент послужил мне для одной из моих картин.
Вот крики над самыми нашими головами, смельчаки показываются на гребне
грянуло Ура! с нашей стороны, и такая пальба открылась, что снова для штыков работы не осталось, все отхлынуло от пуль.

Тюркское Urа = бей (от urmak — бить)


Атакующие часто беспокоили нас и в перерывах между штурмами: подкрадутся к гребню стены в числе нескольких человек, быстро свесят ружья и, прежде чем захваченные врасплох солдатики успеют выстрелить, опять спрячутся, так что их выстрелы нет-нет да и портили у нас людей, а наши почти всегда опаздывали и взрывали только землю стены.
Меня это очень злило, я подолгу стаивал с ружьем наготове, ожидая загорелой башки, и раз не удержался, чтобы не прибавить крепкое словцо...


На новом нашем обсервационном пункте мы расположились отлично. Казак мой, разыскавший меня и не захотевший отстать «от барина», был послан за бывшими у меня сигарами, а Назаров велел принести хлеба и водки. Закусили и закурили по сигаре — что за роскошь! Сигары произвели такой живительный эффект, что я купил еще ящик и роздал по всем ближним постам — везде задымили. Тут принесли нам всем щей и мы подкрепились; это после утреннего стакана чая, да еще недопитого, было мне на руку. Назаров со всею своею командою расположился в тени сакли, а я с охотниками держался больше на стене, где тешился стрельбою — нет-нет да и имеешь удовольствие видеть, как упадет подстреленный "зайчик"...


Помню, я застрелил тут двоих из нападавших, если можно так выразиться, по-профессорски.
Collapse )

* * *

Выступая против войн «вообще», Верещагин был убежденным сторонником войн колониальных — разумеется, в их цивилизаторских «белых одеждах».
«Ген» великодержавного патриотизма, российского мессианства был настолько в нем силен, что не мешал художнику даже ставить в пример колонизаторскую распорядительность соперников-англичан.
Задолго предваряя столыпинскую программу «вторичной колонизации» края, Верещагин дает прямо-таки формулу, аксиому:
«Там, где наш солдат косит сено, а казак поит своего коня, земля, хоть и завоеванная нами, еще не вполне наша. Но там, где пашет наш крестьянин,—там Россия».


Рассказы очевидцев о завоевании русскими Самарканда и о семидневном сидении // Исторический вестник. № 9, 1904
* * *
А потом русские придумали, что это не они, а на них все нападали:



А стрелявший нерусей как зайцев и куропаток русский интеллигент и гуманист Верещагин, был выдвинут ими (русскими) кандидатом на Нобелевскую премию Мира 1901 года.



А всякие нерусские фошызды -нацисты, конечно, это совсем другое дело, это Абсолютное Зло, - припереться в чужую страну и по местным людям стрелять как по зайцам или куропаткам, не то, что интеллигенты Российской империи...
Ура, товарищи!
(кстати - однокоренное с словоа "товар" слово "товарищ" в русском языке тоже оттуда:
това́рищ - из тюрк., ср. тур. tаvаr "имущество, скот, товар")



Цей пост також розміщено на: https://mysliwiec.dreamwidth.org/2936761.html
Коментів: comment count unavailable
pic#108509455 министерство предупреждает

Малоизвестная история Одессы (Потемкинская лестница и её строители)

Название "Потемкинская" было присвоено лестнице только в 1955 году и не имеет никакого отношения к заслугам перед империей светлейшего князя
(скончавшегося не в Одессе и скончавшегося за три года до "основания" Одессы и похороненного в Херсоне, то есть к мифическому "основанию" никакого отношения не имевшему) , а прилипло к Гигантской лестнице уже в 20м веке при советской власти благодаря немецким киноведам, которые первыми начали так называть эту лестницу после выхода на экраны знаменитого фильма Сергея Эйзенштейна "Броненосец Потемкин". Потому что именно на этой лестнице была снята самая эффектная и полностью вымышленная Эйзенштейном сцена - сцена никогда не существовавшего в природе расстрела панически бегущей по этой лестнице толпы :

Решение ГИК № 930 от 1.9.1955 г. (ф. Р-1234, оп. 7, д. 1625, л. 27).
В связи с решением Совета Министров УССР о сооружении памятника «Потемкинцам» на площади им. К. Маркса (сегодня площадь переименована в Екатерининскую, на масте потемкинцев стоит Екатерина, а потемкинцы перевезены на Таможенную площадь) и решением ГИК № 215 от 25марта с. г. о переименовании Гигантской лестницы в Потемкинскую лестницу, исполком горсовета депутатов трудящихся решил:
1. Перенести памятник дюку де Ришелье на площадь перед Дворцом пионеров... (Вопрос докладывал т. Грудецкий - отдел культуры.)
На решении запись: «Памятник де Ришелье является памятником русского классического зодчества. Решение застройки площади, памятник и лестница вошли в историю архитектуры и иллюстрируются в учебниках как образец хорошего градостроительного приема. Памятник де Ришелъе по своим пропорциям не будет нарушать ансамбля с памятником Потемкинскому восстанию. Снимать памятник де Ришелье считаю недопустимым.
Главный архитектор города П. Афонченко»


https://youtu.be/HHY5ETGvTx0
pic#108509455 министерство предупреждает

Адесса вулица Косвэна

То, что Одесса ещё,- таки-да,- Одесса, я думаю, подтверждать лишний раз не надо.
И это не благодаря, а несмотря на все усилия "лучших людей города" в лице губернаторствующего председателея Одесской областной государственной администрации, мэрствующего городского головы и штата их подельников.


В "искони русском городе" Одессе, где в центре города первые таблички с названиями улиц были на итальянском языке, на расположенных за городской чертой (тогда ещё Хаджибея) хуторах Слободка, Пересыпь, Молдаванка, Чубаевка, местное население называло свои улицы на своем, на украинском. Потом, в царской России и в СССР, эти названия переводились на русский. Сейчас, в Украине, названия улиц города, естественно, опять пишутся на украинском.
В отношении некоторых улиц, перевод этот воспринимался незаметно - как "Михайлівська" укр. и "Михайловская"рус.(когда-то центральная улица Молдаванки идущая к стоявшему в те времена на одноименной площади Михайловскому собору . Потом коммунисты тот собор разрушили, сейчас, на бывшей площали, превратившейся за эти годы в сквер, опять построили Михайловскую церковь, на этот раз РПЦЗ).
Параллельная Михайловской " вулиця Степова" в русифицированном варианте и при царе и в СССР была " улица Степовая" (хотя по всем правилам русского языка, должна бы называться " улица Степная", но на эту "нерусскость звучания" обращали внимание только приезжие из России. Одесситы этого просто не замечали).
Сейчас опять "Степова".

Рядом с ними , от той же круглой Михайловской площади, идет улица "Скісна"укр. ("Косвенная" рус.). В советское время- ул.Вегера.

А вот что я сегодня сфотографировал на этой улице возле Староконного рынка:

Косвена

Нижняя табличка- результат наиновейшего " отредактированного и исправленного" перевода слова "косвенная" на украинский язык в исполнении толмачей- полиглотов нынешней городской администрации.
Игривость их фантазии на этом не закончилась- в квартале от этой таблички- надпись на павильоне остановки трамвая №15 у того же Староконного рынка написана так:

вулиця Косвенна ( уже 2"н").

Тем, кто знает украинский,- кому смешно, -кому грустно.
В общем(для города)- позор и повод для хохм.

* * *


Кстати- не перевелись в городе и отдельные клоуны-любители, позволяющие себе роскошь заказывать лично для себя таблички с названиями улиц в единственном числе и в своей редакции:

Украина знает своих героев. Лидерсона тоже-
лидерсон

pic#108509455 министерство предупреждает

"Всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор" Петра 1го. Осторожно - ненормативная лексика!

... "то есть примеряли к себе то, что в православной традиции считалось и считается доступным лишь Христу и праведникам" (с)
(Администрация Президента Российской Федерации).


Самое поразительное, что вся эта похабщина (с комментариями оправдывающими её) напечатана здесь:
Публикация журнала "Родина".
Издаёт журнал администрация Президента Российской Федерации.

Всешутейшая иерархия


До сих пор, по традиции, описывается внешняя сторона "собора" - та, что была видна уличным зевакам во время святок и масленицы, а царским гостям - на званых обедах, аудиенциях, ассамблеях и маскарадах. Мемуары современников Петра не оставляют сомнений в том, что главной целью публичных акций "соборян" был эпатаж столичных жителей (причем иноземцев и русских в равной мере). Царь и его соратники пародировали обряды христианской церкви (и православной, и католической), а также государственные символы России и Западной Европы.

Во главе веселой компании пребывали "князь-папа", он же "патриарх" и "князь-кесарь". Сам же его венценосный юморист формально пребывал на задворках, числясь "протодиаконом Петром Михайловым".

"Князем-кесарем" изначально был поставлен могущественный царедворец князь Федор Юрьевич Ромодановский. Петр звал его также "королем" и "пресветлым царским величеством", себя именовал "холопом и последним рабом" князя, в конце своих писем к нему подписывался Pieter или "Петрушка Алексеев", а в потешных церемониях целовал ему руку. После смерти шутовского монарха в сентябре 1717 года титул "кесаря" перешел к его сыну Ивану Федоровичу.

Если "князей-цесарей" Петр I назначал единолично, то шутовских "патриархов" избирали всем "собором". Первым "князем-папой", или "патриархом Московским, Кокуйским и всея Яузы", был окольничий Матвей Филимонович Нарышкин, двоюродный дед царя. Довольно скоро его сменил Никита Моисеевич Зотов - некогда учитель юного Петра, а впоследствии глава его ближней походной канцелярии. После смерти Зотова "папский" трон в декабре 1717 года занял Петр Иванович Бутурлин, который до того 11 лет играл роль "всешутейшего и всепьянейшего митрополита Санкт-Петербургского, Ижорского, Кроншлотского, Ингерманландского". К Бутурлину перешел не только потешный пост Зотова, но и его вдова, с которой новый "князь-папа", тоже овдовев, обвенчался по настоянию государя в 1721 году.

Но внутренняя жизнь потешного "собора" по большей части была сокрыта от посторонних глаз. Если мы обратимся к чудом сохранившимся письмам и бумагам "соборян", то увидим, что в среде "сумасброднейших" соратников Петра бытовал своеобразный жаргон. Так, пьянство именовалось "Ивашкой Хмельницким" или просто "Ивашкой", а распутство - "Еремкой". Широко использовался и русский мат - как в переписке и живом общении, так и во время "соборных" заседаний.
Тут у читателей заранее просим прощения, но без нецензурных ныне выражений картина петровского веселья была бы далеко не полной, да и "академиев" никто из его участников, к сожалению, не кончал.
В благочестии царь и его команда замечены не были: вместо "монахиня" они предпочитали говорить и писать "монахуйня", а вместо "анафемствовать" (проклинать) - "ебиматствовать". У всех "соборян" независимо от того, какого они были происхождения и какие посты занимали в реальной жизни, имелись потешные прозвища и звания, основанные почти всегда на матерной лексике или не на слишком пристойных ассоциациях.

У самого Петра I была кличка Пахом-пихайхуй. Зотов полностью титуловался так: "Всешутейший и всесвятейший патриарх кир-ети Никита Пресбургский (Плешбургский), Заяузский, от великих Мытищ и до мудищ". Прозвищем же "смиренный Аникит" в латинской транскрипции Зотов подписывал свои письма в качестве "князя-папы". Бутурлин имел прозвище Корчага, а с 1718 года звался также "князь-папа Ибасса". Кроме того, и в бытность "митрополитом", и став "папой", он прилагал к себе такие имена-клички, как Петрохуй и Петропизд.

Речевую среду внутри "сумасброднейшего собора" ярко характеризует обнаруженный нами в архиве один из немногих уцелевших списков его членов. Скорее всего, он составлен до 1706 года:

"Архикнязь-папа. При нем служители: протокопайхуй Михайлов, духовник Иринархуй, архидиякон Идинахуй Строев, протодиякон Пахом Пихайхуй Михайлов, дьякон Иоиль Попирайхуй Бутурлин.

Ключари: Починихуй Опраксин, Брихуй Хилков, Ионийхуй Субота, ризничий Изымайхуй Мусин-Пушкин, уставщик Неоманхуй Репнин, поп Феофанхуй Шушерин.

Дьяконы: Посаднилхуй Головин, Ловихуй Воейков, Ройхуй Ронов, Дуйнахуй Шемякин.
Collapse )

Для царя Петра "собор" стал механизмом отбора и сплочения наиболее преданных лиц. Во время "шумства" они проходили проверку на послушание, худо-бедно демонстрировали свои творческие способности и фантазию, привыкали к мысли, что сословные перегородки преодолимы.

Кроме того, они учились видеть величие в самоуничижении ("смирении» и "терпении"), то есть примеряли к себе то, что в православной традиции считалось и считается доступным лишь Христу и праведникам.
Наконец, благодаря "сумасброднейшему собору" в массовое сознание исподволь внедрялась важная идея, отличающая менталитет Нового времени от средневекового,
- убеждение в том, что сущность ("природа") человека не зависит от его "чина" - происхождения, статуса, образа жизни, предписанной манеры поведения...


Текст с портретами персонажей здесь: http://www.istpravda.com.ua/digest/2011/01/17/15630/