mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Category:

Акт восстановления государственности Украины 30 июня. Как это было (ФОТО)

Оригинал взят у dziadek82 в Акт восстановления государственности Украины 30 июня. Как это было (ФОТО)
Акт восстановления государственности Украины 30 июня. Как это было (ФОТО)
Фото:  Акт восстановления государственности Украины

...Ганс Кох еще раз пытался повлиять — он резко заявил председательствующему, что тот играет с огнем. Стецько не менее резко ответил, что играет с огнем не меньше, чем Германия, которая уже имеет опыт Первой мировой войны...

В истории освободительного движения немало важных, ключевых дат. А если принимать во внимание историю украинского государства — то и в истории Украины. Речь идет о 30 июня 1941 года — дне, когда во Львове было провозглашен aкт восстановления украинской государственности.

Два недавних друга — Гитлер и Сталин готовились на европейской шахматной доске разыграть партию, которая раз и навсегда должна была изменить политическое лицо Европы. Первый ход 22 июня 1941 года сделал Гитлер. Он не допускал мысли, что в эту партию намерена вмешаться посторонняя сила — Организация украинских националистов и ее лидер Степан Бандера.

23 июня представитель Бандеры в Берлине передал немцам два документа — Меморандум и резолюции Второго Большого сбора ОУН, в которых декларировались намерения украинцев.

Копии этих документов оказались на столе рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, начальника ОКВ (Главного командования) фельдмаршала Вильгельма Кейтеля и будущего министра оккупированных областей Востока — а пока одного из приближенных к фюреру — Альфреда Розенберга.

«Нахтигаль» в пригороде Львова. Привал. Утро 30 июня 1941 года. Фото из архива Центра исследований освободительного движения

«Нахтигаль» в пригороде Львова. Привал. Утро 30 июня 1941 года. Фото из архива Центра исследований освободительного движения

В документах ОУН четко заявила свою позицию: Украина должна быть экономически независимой и иметь собственные вооруженные силы. Бандера и его единомышленники предостерегали: немцы, стремясь установить в Европе «новый порядок», должны учитывать решимость украинцев.



В тему: «Кто такие бандеровцы и за что они борются»


Видел ли эти документы Гитлер? Думаю, что нет. Он имел достаточно хлопот с началом блицкрига и пограничными боями первых дней войны.

К тому же Вермахту, который поставил на колени не одну европейскую страну, не нужны были союзники. Для себя Гитлер определил судьбу народов СССР, и в частности Украины: не могло быть и речи о создании любого государственного образования на завоеванных территориях, не говоря уже о независимом государстве. Оккупированное восточное пространство ждала судьба колонии. Поэтому чаяния украинцев не принимались во внимание — они не входили в планы Гитлера.

Между тем Организация украинских националистов от деклараций перешла к действию, пользуясь ситуацией в своих интересах. Заранее подготовленные походные группы отправились в путь, устанавливая в селах и городках свою администрацию.

Кроме известных трех, на восток отправились две специальные походные группы — Львовская и Киевская. Эти две группы имели задачу провозгласить в первом крупном городе Западной Украины — Львове и столице Украины Киеве Акт восстановления украинской государственности.

Утром 30 июня 1941 года во Львов вступили первые части вермахта. Несколько опережая их, в этот день сюда прибыл украинский батальон «Нахтигаль». Вслед за ним, через несколько часов вошла Львовская походная группа (15 человек) во главе с Ярославом Стецько.



В тему: Как Украина встречала освободителей в 1939-м и в 1941-м годах. Фото


Группа Стецько с трудом, между фронтовыми частями, едва добравшись до города на советском ЗИСе с водителем красноармейцем-окруженцем, остановилась на площади возле собора св. Юра. Здесь ее уже ждали руководитель Львовского городского провода ОУН и другие подпольщики. Прибывшие раздали поручения, которые должны были быть выполнены в течение ближайших нескольких часов.

Следовало срочно собрать Национальное собрание, в котором участвовала бы украинская интеллигенция города. Создать городскую управу Львова. Иван Равлик получил задание создать милицию и взять под свой контроль город для обеспечения порядка и безопасности граждан. Батальон «Нахтигаль» должен был захватить радиостанцию.

«Нахтигаль» на улицах Львова. Фото: архив ЦИОД

«Нахтигаль» на улицах Львова. Фото: архив ЦИОД

В это же время Стецько пошел на встречу с митрополитом Андреем Шептицким, человеком авторитетным на Западной Украине не только в церковных кругах. Митрополит благословил провозглашение акта, и отправил на собрание своего заместителя Иосифа Слепого.

Заручившись поддержкой митрополита, Ярослав Стецько пошел к ратуше. Здесь все было разгромлено — типичная ситуация, присущая поспешному, хаотическому отступлению советских чиновников. Именно во львовской ратуше Стецько наскоро набросал текст Акта и заметки своей речи.

Сюда же прибыл Роман Шухевич, командир «Нахтигаля». Оба считали, что с провозглашением Акта нечего медлить — это нужно делать немедленно, хотя немцы однозначно отнесутся враждебно.

Ситуация в городе выглядела, как это бывает всегда в условиях фронта, бесконтрольной, хаотичной, тревожной, панической. Львов пребывал в шоке от увиденных в тюрьмах результатов отступления советской власти.



В тему: Расстрелы заключенных в июне-июле 1941 года. Как это было (ФОТО)


Немецкие фронтовые части, вступив во Львов, занимали военные объекты: абвер (военная разведка Третьего рейха — ИП) не интересовался политической ситуацией. Оккупационной администрации, гестапо и СД (службы безопасности) еще не было: они прибыли во Львов через несколько дней.

В окрестностях шли бои, сопровождаемые канонадой артиллерии. К востоку пытались пробраться из оккупированного города коммунисты, которые не успели этого сделать раньше. Активизировалось польское подполье. В тревожном ожидании за событиями наблюдало еврейское население. Поднимал голову городской люмпен, скатываясь к мародерству.



В тему: Львовский погром 1941 года: Немцы, украинские националисты и карнавальная толпа


Стецько зашел в помещение «Просвиты» на площади Рынок, где должно было состояться провозглашение. Ярослав Старух уже проводил собрание, чтобы немедленно создать городскую управу и быстрее взять Львов под контроль. Общественность поддержала инициативу провозглашения восстановления независимости, и тут же Стецько, как будущий председатель Государственного правления, принял присягу от кандидата на председателя городской управы профессора Юрия Полянского, рекомендованного на должность собранием общественности.

«Нахтигаль» на улицах Львова. Фото: архив ЦИОД

"Нахтигаль" на улицах Львова. Во главе колонны, похоже, Роман Шухевич. Фото из архива ЦИОД

Под вечер в помещении «Просвиты» собралось более ста выдающихся граждан Львова на открытие Национального собрания. Не выдерживая напряжения, некоторые члены ОУН стали высказывать мнение, чтобы отсрочить мероприятие на два дня и провести его среди большего количества вовлеченных в оперном театре. Но и Ярослав Стецько, и Иван Равлик, и отец Иосиф Слепой, и Василий Кук твердо стояли на позиции немедленного провозглашения Акта.

Национальное собрание открыл Стецько. Выступили отец Иосиф Слепой, представитель «Нахтигаля», капеллан отец Иван Гриньох, профессор Поляновский и представитель краевого провода ОУН на западноукраинских землях. Василий Кук зачитал письмо Бандеры с предложением назначить председателем Государственного правления Ярослава Стецько, которое поддержало собрание.

Во время заседания произошел инцидент. О событиях в «Просвите» случайно узнал майор абвера Ганс Кох, уполномоченный вермахта в украинских делах.

В помещение «Просвиты» он пришел, когда уже шло собрание и остановить его он не смог. Стецько пригласил Коха в президиум как гостя, особенно акцентируя перед собранием на слове «гость» и давая понять последнему, что он здесь не хозяин.

Немец ответил отказом, но взял слово, в котором негативно высказался в отношении собрания, потребовал его распустить. Заявил, что рейх не потерпит какого-либо государства на землях, завоеванных кровью немецких солдат, а украинцы, если хотят немецкой власти помочь, то должны это делать трудом.

Проигнорировав выступление немца, Стецько продолжил заседание, которое завершилось провозглашением акта с балкона «Просвиты» перед львовянами, собравшимися на Рынке. Звучал гимн «Не пора, не пора...», и на лицах людей были видны волнение и надежда...

30 июня 1941 года. Львовяне в ожидании провозглашения Акта восстановления государственности. Заметны вывески «Рыба. Овощи. Фрукты» и «Хемпром». Фото: архив ЦИОД

30 июня 1941 года. Львовяне в ожидании провозглашения Акта восстановления государственности. Заметны вывески «Рыба. Овощи. Фрукты» и «Хемпром». Фото: архив ЦИОД

Ганс Кох еще раз пытался повлиять — он резко заявил председательствующему, что тот играет с огнем. Стецько столь же резко ответил, что играет с огнем не меньше, чем Германия, которая уже имеет опыт Первой мировой войны, и отрубил, что если Коху есть что сказать, то пусть на следующий день приходит в здание правительства. Этого немец уже не перенес и немедленно пошел сообщать командованию.

Но все узнали об акте восстановления независимости скорее — из передач 30 июня и 1 июля 1941 года, которые вела львовская радиостанция, захваченная батальоном «Нахтигаль».

В состав Государственного правления, созданного 30 июня 1941 года, вошли не только представители ОУН (11 человек — Я. Стецько, Р. Шухевич, Я. Старух, А. Гасин, Лебедь и др.), но и представители других партий (15 человек). От ВСРП — четыре человека (генерал В. Петров, М. Росляк, В. Лысый и К. Паньковский), от ФНЕ А. Пясецкий, УНДО — А. Маритчак и Е. Храпливый, остальные — беспартийные.

Интересно, что первым заместителем Председателя Украинского государственного правления стал Панчишин, бывший депутат Верховного Совета СССР. Это показало демократический подход ОУН, которая стремилась к пониманию и сотрудничеству с представителями разных политических сред, разделявших идею создания независимой Украины. Через три года — в 1944-м — эта позиция воплотилась в надпартийной Украинской Главной Освободительной Раде.



В тему: УГВР: подпольное правительство и парламент, который руководил УПА


Провозглашение акта было полной неожиданностью для немцев, но в действие сразу же был запущен весь механизм нацистской машины для нейтрализации напора Бандеры и ОУН.

В ходе наступления Вермахта, который, казалось, вскоре победит Красную армию, легче всего было отреагировать жесткими репрессивными мерами. Но немцы прибегли сначала к уговорам, затем — угрозам, а потом уже к арестам. Очевидно, гитлеровцы, учитывая упорство с актом, опасались сразу резко реагировать: им не хотелось без надобности провоцировать восстание в тылу армии в разгар грандиозного наступления.

2 июля госсекретарь Генерального губернаторства Кундт вызвал на разговор в Кракове Степана Бандеру, Василия Мудрого и других. Разговор перерос в допрос: Кундт утверждал, что только Гитлер может принимать решение о создании какого-либо государства на Востоке. А Бандера упорно стоял на том, что для такого решения ему не требуется согласие немцев, поскольку единственное, чем он руководствуется — это мандат от украинского народа.

Развязка наступила 5 июля — информация дошла до Гитлера.

После этого гестапо арестовало Бандеру и отправило в Берлин под домашний арест на время допросов по делу Акта 30 июня, для чего была создана специальная следственная комиссия. В последующие дни арестованы В. Горбовый, В. Янив, Я. Стецько, Р. Ильницкий. Комиссия допрашивала также немцев Г. Коха, фон Айкерна и других, кто должен был контролировать действия украинцев. Немцы оправдывались. Украинцам оправдываться было не в чем.

Почему немцы так много внимания предоставили акту провозглашения украинской государственности, вплоть до того, что создали следственную комиссию? В масштабе тогдашних мировых событий это, на первый взгляд, малозаметное событие.

Думаю, что все связано с тем, что украинцы провозглашением акта «подвесили» один из пропагандистских тезисов Геббельса, оправдывающих начало германо-советской войны: народы СССР ожидают освобождения вермахтом из-под гнета советского большевизма. На самом же деле все выглядело по-другому. Украинцы, как и страны Балтии, стремились, воспользовавшись ситуацией, создать свои независимые государства. И провозглашение акта стало первым шагом в переходе ОУН на антигерманские позиции.

Далее были — с сентября 1941 г. — повальные аресты и расстрелы немцами подпольщиков ОУН. Нацисты быстро поняли, что ОУН является единственной силой, способной им противостоять с оружием на оккупированных украинских землях.

Уже весной 1942 года ОУН принимает решение, помимо продолжения антинемецкой пропаганды, начать вооруженную борьбу. А через полгода Волынь и Полесье взялись за оружие в борьбе с немецкими оккупационными властями, подталкивая организацию от политики к вооруженным действиям.

Пришла пора создать Украинскую повстанческую армию.

Руслан Забилый, директор Национального музея-мемориала жертв оккупационных режимов «Тюрьма на Лонцкого» (Львов); опубликовано в издании «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:



Tags: кажущееся и действительное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments