mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Русская Матрица ™ ®



Василий Шульженко, "Упавший". Пост-советский русский гигант на просторах Евразии

Андрей Пелипенко
Судьба русской матрицы

Какова если не конечная цель, то хотя бы направление, в русле которого страна могла бы развиваться в органичном единстве с авангардом мирового сообщества? У традиционалистов ответа нет. Вернее, их ответ заключается в максимально долгом сохранении существующего положения дел. Ведь не обсуждать же всерьёз демагогический вздор о пресловутом особом пути? Куда, собственно, ведёт этот самый особый путь? Набор напыщенных мессианских мифов, которым обычно отвечает на этот вопрос российский традиционалист, может быть интересен либо учёному-фольклористу, либо врачу-психиатру

Для носителя традиционного сознания, помимо перечисленного, есть ещё мистическая Русь/Россия, пребывающая в некоем надмировом пространстве, или даже объемлющая собой последнее. Земная же Россия представляется такому сознанию единой и неделимой матрицей, всегда равной самой себе, независимо от изменений политико-географического ландшафта.
Вот откуда, кстати сказать, святая убеждённость в том, что свежезахваченные территории «всегда нам принадлежали».
Поддаваясь гипнозу этого мифа, даже рациональное сознание нередко упускает из виду, что историческая Русь/Россия постоянно меняла свою геополитическую конфигурацию, этнический состав, идеологические доктрины, не говоря уже о вариациях краткосрочных исторических конъюнктур.

Важно, однако, понять, почему даже самые ничтожные её нарушения вызывают в традиционном сознании столь бурные нервозно-воинственные реакции? Дело, видимо, в том, что даже символическая потеря территории мистическим образом умаляет корневую и самоценную идею, на которой держится мир русского традиционалиста – идею господства. Обстоятельства господства, его субъекты и объекты, его идеологическое обеспечение – преходящи. Сама же идея – надысторична и имеет основания в самой себе. Она – ментальный фундамент того, что собирает все компоненты социокультурной системы в устойчиво воспроизводящее себя целое – Русскую матрицу (РМ).

(С третьей по пятую минуту слушать актера Меньшова)

http://www.youtube.com/watch?v=SWSeuTarpG4&feature=player_embedded%C2%A0

В самой идее господства нет, разумеется, ничего специфически русского и, тем более, российского. И психологически, и в исторических практиках идея господства проявляется весьма разнообразно. Но на российской почве она приобрела ряд отличительных особенностей, составляющих культурно-историческую конфигурацию РМ. Её основные компоненты, коротко говоря, таковы:

имперство, как наиболее адекватное воплощение русской идеи господства. Под «имперством» имеется в виду не эклектично-расширительное понимание расплывчатого термина «империя», а идеократический проект установления должного мирового порядка в форме безраздельного господства везде, где только возможно. В идеале – на всей Земле. Наиболее ясно эта доктрина была артикулирована в идеологии коммунизма и максимально реализована в СССР на пике его могущества. Имперство подразумевает жёсткую социоцентрическую иерархию ценностей, увенчанную образом эсхатологического рая. В отличие от империй колониальных, империя теократическая всегда преследует заведомо недостижимые метафизические цели, принося им в жертву все имеющиеся ресурсы и, прежде всего, человеческие. При этом истинность цели верифицируется самим фактом господства над теми, кого надлежит осчастливить в эсхатологической перспективе, а ключевым инструментом манипуляции выступает идеология мироотречения и самопожертвования. Заоблачный идеал как воплощение Должного не просто уравнивается в своём бытийственном статусе с эмпирической реальностью, но возвышается над ней, подчиняет её себе, что порождает феномен раздвоенного сознания на грани когнитивного диссонанса. Для средневекового сознания это было нормой. Для современного – опасная патология.

Смысл существования для человека в РМ – служение делу империи и растворение своей экзистенции в её метафизическом величии. В понимании жизни как служения опять же нет ничего специфически русского: парадигма служения, возникнув и утвердившись в осевую эпоху, заменила собой стихийно-традиционного бытие «Ветхого Адама» и, пережив свой расцвет в Средневековье, тянется шлейфом через всю постсредневековую историю вплоть до современности. Особенность РМ в том, что она, на азиатский манер, последовательно отторгает те формы служения, которые утвердились в культуре западного Нового времени. В этом смысле, РМ порождает парадоксальный тип антиантропной цивилизации, а второй её отличительной чертой выступает-

– антиличностность. Поясню, что под личностью здесь понимается не всякий индивидуум вообще, но особый культурно-антропологический тип, для которого служение облекается в формы свободной творческой самореализации. Этим новоевропейская личность отличается от всех иных культурно-исторических типов. Счастливое равновесие нисходящей парадигмы служения и восходящей линии индивидуализма породили сверхпродуктивный феномен Запада – культурно-цивилизационной системы, выстроенной «под личность». В 20-м в. Идея служения угасла и ничем не сдерживаемый индивидуализм доходит на наших глазах до своей крайности. В этом глубинная причина системного кризиса антропоцентрического Запада. Но речь сейчас не о нём. В РМ личность всегда была маргинальна, подавляема и подозрительна. Её существование допускалось исключительно на условиях служения: Власти, Отечеству, Богу, «обчеству».

Только прогибание перед «большаком» частично искупает несмываемый грех личности – внутреннюю свободу и независимость творческой самоактуализации. Развитие в обществе личностного самосознания – первейшая опасность для РМ, ибо личность, переживая любого рода противоречия как свои внутренние, не нуждается ни в «большаке», ни в каких-либо иных внешних и принудительных регулятивах. Личность регулирует себя сама, в корне дезавуируя идею внешнего господства. Поэтому независимая личность для РМ крайне опасна, и она не без успеха вытравливает и вытаптывает её на российской почве. Вряд ли имеет смысл подробно останавливаться на том, как именно она это делает. Достаточно обратить внимание на то, с каким остервенением российская власть давит любые общественные инициативы или не позволяет сложиться полноценному институту частной собственности.
Дефицит личностного сознания – существенная составляющая современной кризисной ситуации в России и фактор, снижающий и без того призрачную вероятность благоприятного из неё выхода. Народ-приспособленец, состоящий преимущественно из лукавых и строптивых рабов (рабов добродетельных почти не осталось), при всех своих непомерных амбициях не может быть субъектом истории: только объектом. Тем более, в закатную эпоху.

Самовластие другая отличительная черта РМ. Власть в РМ пребывает вне моральных ограничений (этот свой статус Власть периодически подтверждает казалось бы бессмысленными, но на самом деле ритуальными в своей иррациональной подсознательной мотивации злодействами), над любыми законами, её поведение по природе своей не подлежит рационализации. При этом власть в РМ неизменно персонифицирована. Традиционный русский вопрос кто будет? держится на полубессознательном представлении о власти как о мистическом медиуме с высшими сферами. А медиум, как шаман, пророк, жрец непременно должен быть персонифицирован, что, впрочем, отнюдь не требует от него быть личностью. Лучше даже ею не быть, ибо развитое личностное сознание не самое полезное качество для того, кто транслирует в грешный мир флюиды Священной Истины. Властный субъект в РМ тоже пребывает в парадигме бессознательного служения идее господства. Последняя не подлежит обоснованию, восходя, по-видимому, к биологическому инстинкту доминирования, пропущенному сквозь ряд культурно-исторических опосредований. Но под ними – волящая себя воля, не ведающая ответов на последние зачем? Самодовлеющая ценность самовластия перевешивает любые рациональные резоны: она неотъемлемая экзистенциальная функция самого властного субъекта на всех уровнях социальной лестницы. Оттого Власть в России отдают, за редким исключением, вместе с жизнью. Те, кто ушёл из Власти не вперёд ногами, а был «по-хорошему» отстранён, мигом «сдуваются» и, как правило, долго не живут.
Порождённая РМ Власть принципиально неспособна к диалогу с обществом, поскольку не видит в нём субъекта. Оно для Власти всегда лишь объект манипуляций. Разговор Власти с обществом – это не диалог, а монолог, содержанием которого выступает властное волеизлияние.

Внутри РМ действует архаическая племенная мораль, возведённая на уровень большого общества и государства. Принадлежность к РМ – по сути единственный критерий различения «наших» и «ненаших». Нашим позволяется всё. Нормы морали на них не распространяются вообще. Ненаши – неизбывно виноваты уже тем, что они ненаши, т.е. по самой своей природе – враги РМ и, следовательно, всего рода человеческого.
Для манихейского сознания человека РМ мир видится сквозь призму извечной борьбы наших с ненашими, и борьба эта служит для него первым основанием бытия. Поэтому такая вещь, как универсальность моральных принципов просто не встраивается в его картину мира.

Специфика РМ во многом задаётся своеобразием российского исторического опыта и, прежде всего, обстоятельствами сопряжения двух, говоря компьютерным языком, «операционных систем», определяющих историческое бытие народов: общинной, догосударственной, архаично-языческой и высокой письменной культурой христианского государства с его законами и институтами. Сопряжение это приняло на Руси крайне болезненные, неорганичные формы, породив неизбывный раскол между локальными сельскими, до- и антигосударственными мирами и «большим обществом», во главе которого стояла феодальная княжеская, а затем государственная власть, исподволь нацеленная на имперство. Не стану отвлекаться на исторический анализ генезиса этого раскола. В формате небольшой статьи раскрыть эту тему должным образом просто невозможно. Главная же мысль состоит в том, что стадиальные культурно-цивилизационные уровни Власти и подвластного в РМ связаны глубокой корреляцией. За счёт неё РМ всякий раз восстанавливается после очередного краха. Состоит она, грубо говоря, в том, что дикость Власти не может намного уступать дикости общества. Или, ещё проще: каково общество, такова и Власть. А если Власть окажется слишком «продвинутой», то «связь с массами» теряется и матрица распадается.

Интеллигенции, которой это признавать неприятно, предлагаю задуматься над причинами безотчётной неприязни «простого народа» к царям-реформаторам вплоть до Б. Ельцина. Чернь не прощает им и сотой доли того, что всегда прощает «правильным» деспотическим правителям.

Итак, чтобы представить будущее РМ, следует, прежде всего, понять, в каком положении она находится сейчас. Оплачивая движение к пику своего могущества всё более дорогой ценой, РМ в 20-м веке наконец надорвалась экзистенциально и демографически. Точкой перелома стала Вторая Мировая война с её неизмеримыми жертвами и пришедшее вскоре после неё окончательное понимание нереализуемости плана всемирного господства под флагом коммунистического проекта. Ускоряющаяся деградация системы закономерным образом привела к развалу СССР в 1991г. Средневековое Должное – становой хребет идеократических проектов РМ умерло, и в этом состоит главный исторический итог ельцинской эпохи. Должное умерло, но не исчезло, превратившись в беспокойного зомби, питающегося энергией старательно расчёсываемой ностальгии.

Сумерки Должного 90-х гг., породив невыносимую для традиционалистского сознания идейную невнятицу, сменились с приходом Путина его (Должного) реанимацией. Однако, поскольку эпоха идеалов необратимо сменилась эпохой интересов, эсхатологический миф исчерпался, а современный информационный контекст, мягко говоря, не способствует консервации агрессивно-изоляционистских инстинктов имперского сознания, реанимация Должного могла принять только вид симулякра – фальшивки, имитации. Ощущения нестерпимой фальши и пустоты, помноженные на безотчётную боязнь будущего, переполняют общественное сознание, выливаясь наружу то злобной истерикой «патриотизма» и ксенофобии, то эпидемией конспирологии, то угрюмой безысходностью существования, лишённого «больших смыслов».

Проклятие России – в её дурной бескачественности, межеумочности. Ни восточной религиозности, ни западной секулярности. В РМ, скорее, не Власть от Бога, а Бог от Власти. Актуальность Должного выводила на улицы сотни тысяч бунтарей Арабской весны, поднявшихся против не соответствующих Должному правителей. В России же гальванизированный труп Должного никого вывести не в силах. Ещё неизвестно, что хуже: сама война или отсутствие в обществе ценностей, ради которых люди готовы воевать. Кто страшнее: толпа погромщиков с горящими глазами или вялый, циничный и равнодушный ко всему обыватель.

Колониальные империи – это явления совершенно другого порядка, нежели империя, как теократический проект.

...извне Европе постоянно противостояла настоящая (состоявшаяся) идеократическая империя. Сначала это была Византия, затем арабский Халифат, взлетевший на фоне сворачивающейся, как шагреневая кожа Ромейской державы. Затем эстафету всемирной по претензиям империи приняли турки, а с 16 в. подоспела и Московия, провозгласившая себя третьим Римом не только в духовном, но уже и в политическом смысле.

Идеократическая империя, изжив православную догматику трансформировалась в империю советскую, перекодировав нетрансформируемый образ Власти из православного монарха в партийного вождя, Опонское царство – в коммунизм, богоизбранный народ – в избранный социальный класс-гегемон и т.д.

С распадом СССР, глобальная историческая диалектика противостояния\комплементарности России и Запада оказалось снятой. И после этого, говоря словами Гегеля, отпавшие от фронта движения истории формы предоставлены своей собственной диалектике....

Полностью (с прогнозом на варианты будущего в конце статьи),- ЗДЕСЬ :

Иными словами, выбор, стоящий перед Россией, может быть метафорически сформулирован так: или общество находит в себе силы вырваться из дурной колеи циклов РМ и как бы это ни было больно, сломать неправильно сросшиеся после великого перелома 1917 года кости, или коротать недолгий исторический век калеки и урода в обломках РМ.
Чтобы иметь будущее, надо выбирать первое, но вероятнее всего, что ювенильное сознание российского большинства, которое в начале нулевых вновь прельстилось имперской химерой, в очередной раз выберет бегство от ужаса истории в патерналистский миф.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments