mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Добрый день, уважаемый секретарь ВКП(б) товарищ Сталин. Пишу письмо с Украины -

Если кто-то возразит, что это (письмо-крик души) относится только к 30м годам, а потом " все зажили хорошо", то не поленитесь, пересчитайте вместе со мной:

Как то, послушав очередной раз причитания пенсионера, "Какую страну потеряли"!, "как мы тогда жили"!

-решил "посчитать", когда советские люди "Жили счастливо, с уверенностью в завтрашнем дне.

Если начать с 1917 года, то получим:



Оригинал взят у allin777 в "...Трудодень обошелся 37 копеек, пара сапог — 36 рублей..."
Добрый день, уважаемый секретарь ВКП(б) товарищ Сталин.
Пишу письмо с Украины — с глухого закутка села. Возьмите военную карту и найдите село на речке Ятрань, называется Полонистое, на Уманьщине, Бабанского района.
Вот такое выслушайте, товарищ Сталин.
Село насчитывает 317 дворов. Коллективизация выполнена на 100 процентов. А что тут, думаете,— Советская власть? Нет, не советская, а чисто буржуйский строй...
Вспомните крепостное право: 6 дней работа панам, а 7-й — воскресенье, в которое нельзя работать, потому что праздник. Так и на селе каждый день работают в артели. Возле дома — ничего, кроме построек, и налог за то, что работаешь в колхозе; обобществлено все, еще и хлебозаготовку дай.
Не иди в колхоз по хлеб, а сам сдай пудов 45 с трех десятин поля; ну, пай в кооперацию, 28 рублей аванса и строительство тоже на 15 рублей сдай из дома, а потом за три года ни копейки денег.
Такая вот жизнь.
Село выполнило план на 65 процентов. Колхоз вывез весь хлеб до фунта. Теперь кони ни в зуб: лишь пшеничная сечка и кропят мелясом.
Нет ни зернышка. Свиней было 500 голов. Подохли с голода 184: едят жом и сечку.
Есть только 60 голов, из них на мясо идет 46 голов, а на все село остается на 1932 год 14 голов. Вот Вам распределение скота, ибо район свекложивотноводческий, и предвидится, что на протяжении двух месяцев погибнет весь скот, и начинают умирать с голода.
Люди пухнут. Люди говорят: «Хлеба, хлеба...»
Не думайте, уважаемый руководитель, что не работали люди ударно, однако недород, который никто в счет не берет.
В прошлом году урожай был средний, и то еле выжило население, и план был 38 тысяч пудов, а сейчас — 57 тысяч пудов.
Теперь буксир над буксиром — бригада 86 человек ходит три месяца, ничего не делают, изо дня в день ходят под каждую хату.
С начала кампании раз по 60 каждую хату перелопатили.
Забрали до фунта все огородное в колхозе, у колхозников на душу два пуда картошки, а все до фунта — в заготовку.
Никаких запасов на весенний сев семян, ни фунта какой бы то ни было культуры: ни картофеля, ни гороха, ни гречки, ни проса. Ни ячменя, ни овса, ни сои. Все до фунта — и свеклу, капусту квашеную забрали и забирают кур. И сдают крестьяне, ибо нечем кормить, идет забой кролей. Такое вот, товарищ Сталин.
Трудодень обошелся 37 копеек, пара сапог — 36 рублей, пара ботинок — 26—22, костюм — 80 рублей, в прошлом году — 25.
Понимаете, еще и пачка папирос — 35 копеек раскурочных.
Вот так, тов. Сталин, сто дней на одну пару сапог. Уравниловка.
Довела власть Советов, руководят «рабочие и крестьяне» (помещики и буржуи), потому что рабочий не станет высасывать последнюю кровь из сердца, потому что он понимает голод и холод.
Фунта соломы не дают, в хатах холод, раскулачивают бедняков, колхозников выбрасывают из колхоза за то, что хлеб не сдают. Зажим, не дают крестьянину говорить на собраниях, садят в бупр. «Мы тюрьмы не строим, а рушим», а в нашем районе уже 9 кулацких хат новых. Три дома построили новых — и сажают, судят ни за что. Что захотели активисты, то и сделают, а масса ни при чем. Сельсовет избрали, а ни одного члена избранного, все новые и новые, чужие люди.
Масса населения настроена против Соввласти. Нет никакой культработы. Одна хлебозаготовка, и все.
Рабочим, которые работали когда-то в колхозе, а теперь ушли в промышленность, их детям и женам нет покоя. Паек, который привозят, забирают. Голод...
Вечером нельзя выйти на улицу, бьют камнями, сдирают сапоги, у кого есть. Население босое, голое, голодное.
Дети не посещают школу, тоже босые, голые, голодные. Горячие завтраки были только раз в месяц и разве что чай без сахара.
В селе ни керосина светить, ни мыла, а о жирах и вспоминать нечего. Нет подсолнуха, ни фунта из 40 га не осталось: все — в заготовку. Так о том, чего нет, и не говори. Не ищи нигде купить хлеба — назовут оппортунистами. Вот такое-то на селе, хоть и суди,— говори, что оппортунист. Нет, я советский.
Сам каждый день по хлеб хожу.

Ответ персонально по адресу: Бабанский р(айо)н, УССР, Полонистое. Комсомолец, секретарь ячейки. Член бюро РКМ Пастушенко

С оригиналом верно: Председатель Бабанского РК (рабочего контроля) и КРКИ (комиссии рабоче-крестьянской инспекции), Г. Максименко

(ЦГАОР) УССР (ф. 1, он. 8, сохр. 117)

Tags: документ, кажущееся и действительное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments