mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Власть в России- "Большой рот и маленькие уши". Ничто не может процветать в атмосфере страха.

Проработавший в России 2 года Израильский профессор, доктор философии- Ицхак Адизес, на инвестфоруме «Сочи-2012» высказал свои наблюдения о бизнесе в России:

Если вы изучаете технические науки, а думаю, вы получили именно такое образование, вы знаете, что машина должна быть сконструирована таким образом, чтобы давать максимальное давление при минимальном трении. Если в машине слишком много трения, то приходится часто ремонтировать ее, нужны запчасти, машина часто ломается и не работает должным образом
. Что это означает? Это означает, что успех любой системы - будь то человек, семья, бизнес или страна - одинаков для всех. Скажите, сколько у вас бывает внутренних противоречий, неверных действий внутри системы, внутренних столкновений, коррупции, проявления недоверия и неуважения. Если у вас этого много, то система не работает или работает не так хорошо, как могла бы.


Профессор поделился выводами, которые сделал после двух лет работы в России, остановившись на двух главных моментах.

Предваряя первый вывод историей из собственного опыта, Адизес вспомнил случай во время чтения лекции в Академии народного хозяйства. Профессор пользовался диаскопом: он писал на прозрачных слайдах, и написанное выводилось на экран. В процессе работы слайд случайно повернулся на 90 градусов.
-Вся аудитория смотрела на эти слайды, повернув голову. Я читал лекцию, поэтому не сразу заметил, что происходит, потом посмотрел на экран и ужаснулся. Почему никто из аудитории не сказал мне: профессор, у вас неправильно стоит диаскоп или положены слайды?!
В США мне бы обязательно указали: "Профессор, все не так!", в Израиле через тридцать секунд сказали бы: "Идиот, что ты там такое написал!"
В России - полное молчание, никто не проронил ни слова...

Когда в процессе совещания входит руководитель - при этом не обязательно президент компании, это может быть менеджер среднего звена, - все замолкают. "Какой я делаю вывод? В этой культуре слишком много страха.
Речь не о том, чтоб не подчиняться властям, речь идет о страхе. Люди боятся говорить. Боятся вступить в конфронтацию с авторитетом.
Меня очень впечатлили российские предприниматели - они интеллигентны, умны, хорошо образованы, очень хитры. Они ведут себя адекватно. Но проблема в том, что вы не пользуетесь талантом.
У вас нет культуры, которая бы позволили людям внести тот вклад, который они могут внести.
Я вам дам один совет. В медицине бывает, что доктора говорят: "Слушайте свое тело". Мне кажется, проблема российской управленческой культуры в том, что голова отделена от тела. Мы не слушаем тело. Могу я дать совет тем высокопоставленным лицам, что здесь присутствуют? Слушайте свое тело.

Чем выше вы поднимаетесь по иерархии, тем меньше должен быть ваш рот и больше уши.
Мой опыт говорит о противоположенном: большой рот и маленькие уши. В этом проблема.




И дополнил в открытом письме к Медведеву:

Я часто выступаю в разных странах с презентациями, и, если мои слайды по ошибке не соответствуют тому, что я говорю, то в США мне об этом скажут минут через 10 – деликатно и с уважением, в Израиле — через 30 секунд начинают кричать «идиот», в России — покорно дослушивают до конца – в зале тишина. Здесь в России в крупных компаниях, когда заходит любой начальник, то все сразу же притихают. Это все-таки не дисциплина, это — страх.

По моему мнению, среди прочих других причин, есть две главные причины страха.

Воспоминания о прошлом.

Тот опыт, который мы когда-то пережили, даже если на данный момент все хорошо, продолжает влиять на наше поведение — сознательно или подсознательно. Например, человек, потерявший в автомобильной аварии ноги. Он закричит, если вы продемонстрируете готовность ударить его по ногам, хотя их уже нет. Используя эту аналогию, я скажу, что Россия пережила страшную аварию, и нанесенная ей травма до сих пор влияет на поведение людей.
Я говорю об эпохе сталинизма.
Это было время, когда брат шпионил за братом, муж за женой, жена за мужем. Даже дети шпионили за своими родителями.
Я помню, когда мне было 10 лет в Югославии, я был пионером и носил красный галстук. Командир нашего отряда сказал мне, что мой настоящий отец Тито и что я должен шпионить за своими родителями. И если я услышу, что они говорят что-то против Тито, я должен немедленно сообщить об этом в полицию.
Это придумали не в Югославии. Это пришло непосредственно из Советского Союза.
К чему приведет такое поведение? Какое влияние это оказало на общество?
Это создало атмосферу подозрительности и страха, в которой люди живут до сих пор.
Изучая проблемы России, я заметил, что люди здесь в первую очередь задаются вопросом: «КТО виноват? КТО ошибся?» И почти все время уходит на то, чтобы разобраться не в том, КАК решить проблему, а в том, КТО ее создал. Часто это превращается в охоту на ведьм.
Я расскажу реальную историю.
Это случилось недавно в Восточной Германии с одним из моих сертифицированных консультантов. Уже прошло больше 20 лет с тех пор, как Германия объединилась. Можно было бы предположить, что страх уже в прошлом. Уже нет причин бояться. Но не тут-то было: мой консультант обнаружил в национальном сознании страх.
Чтобы разогреть аудиторию, мой консультант обычно задает всем участникам, незнакомым друг с другом и сидящим полукругом, какой-нибудь простой вопрос о его жизни. Совершенно безобидное упражнение для того, чтобы люди просто расслабились. На Западе люди обычно рассказывают о своих хобби, путешествиях или приключениях молодости.
Люди из Восточной Германии молчали. Никто ничего не хотел рассказывать.
Во время перерыва консультант моего института спросил одного из участников, почему он не захотел говорить.
Мужчина подозрительно посмотрел на него и спросил: «А как вы собираетесь использовать эту информацию?»

Вы видите страх?

Россия получила серьезную травму, и опыт прошлого мучает ее до сих пор. Как исцелить эту травму? Надо снова ее получить. Чем больше мы отрицаем негативный опыт, стараясь его забыть, тем дольше он остается с нами.Один из путей начать это делать – это построить в центре Москвы Национальный музей эпохи сталинизма. Он расскажет в деталях людям об их национальной истории. Ничего не должно быть в тайне. Посещение этого музея должно стать частью образовательной программы и никто не должен покидать школу без этого знания.
В Москве есть такой музей. Это Музей истории ГУЛага напротив гостиницы «Марриотт Аврора». Это самый ветхий и плохой музей, который я когда-либо видел. Он, по всей видимости, существует лишь на частные пожертвования. Это также должно быть изменено.
Работа с травмами этим способом, а также другими поможет растворить и ослабить тревожность, которая до сих пор владеет национальным сознанием.
Это необходимо сделать, если Вы хотите способствовать инновациям и предпринимательству. Ведь ничто не может процветать в атмосфере страха.

Все — потенциальные преступники.

Когда страна, как, например, Россия, переживает много изменений, правительство издает много новых законов. По одному и тому же случаю плюс к старым законам появляются новые, часто они противоречат друг другу. В итоге предприниматели просто не знают всех законов; и даже если они их знают, все равно так много законов, которые противоречат друг другу, что трудно определенно знать, что правильно и законно, а что нет.
В результате все бизнесмены в чем-то виноваты, и часто они даже не знают в чем именно.

Если чиновники решают кого-либо засудить, неважно по какой причине, то они всегда могут найти повод – нарушение какого-либо из многочисленных и противоречащих друг другу законов и посадить предпринимателя за решетку.
Люди живут в состоянии постоянной паранойи: что я сделал неправильно и когда меня осудят?
Предприниматели и топ-менеджеры в этой ситуации имеют три варианта: уезжать из страны; оставаться в стране, но выводить из нее свои активы; быть поближе к власти, заручаясь ее защитой. Или жить в страхе.

Tags: факт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment