mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Загадка на знание реальности: В какой стране и когда это происходило? (реальная история).

События развивались подобно лавине.

Какой- то солдатик, выпил в известном всей местной бедноте заведении, спиртного.
Его тут же вырвало.

Решив, что ему продали фальсификат, солдат стал требовать, чтобы ему дали «настоящего продукта». А торговал там здоровенный лоб! Его весь район знал под кличкой Жорж-Рыбак. Продавец взял за шиворот солдата и, предварительно попинав его, выкинул из магазина

Двое полисменов, не тронув Жоржа, попытались увезти к себе в участок избитого продавцом солдата, остановив случайный грузовик.

Именно этот факт и послужил основой для дальнейших событий.

Окровавленного и пьяного солдата схватили десятки рук — с одной стороны полиция, с другой — возмущенные произволом полисменов зеваки. Вырвав солдата из рук полиции, собравшиеся зеваки быстро перешли от слов к делу — избиению полиции.

Один из полицейских рассказал нашему корреспонденту:
-«Из отделения полиции нас — около 20 сотрудников — вызвали на помощь нашим коллегам. Когда мы подоспели на подмогу к своим, вдруг какая-то тетка завизжала:
-«Полицай убил солдата!».
Антисоциальные элементы из местных трущоб тут же бросились бить полицейских, — рассказал правоохранитель, оказавшийся тогда в гуще событий,
— в нас начали кидать палки и камни. Окружили со всех сторон! Подъехал дежурный из управления полиции на мотоцикле,- старший лейтенант. Мотоцикл тут же перевернули, а лейтенанта жестоко избили»...

По словам правоохранителя, им, спасаясь от разъяренной толпы, пришлось забаррикадироваться в одном из дворов. А спасли их лишь вызванные на подмогу курсанты полицейской школы. Однако и после этого самому полисмену крепко досталось — с тремя ножевыми ранениями он был доставлен в близлежащую больницу....

К вечеру число бунтующих значительно увеличилось — до нескольких сот человек. Под горячую руку было разгромлено несколько магазинов. Товары из разбитых витрин быстро разошлись по карманам. Погром тут же увенчался массовой попойкой — толпа распивала награбленное спиртное...

Одного из полицейских, схватив, долго били, разорвали на нем всю одежду, а потом попытались повесить на бельевой веревке. Но он вырвался и убежал. Его спрятали сердобольные жильцы одной из квартир. А другого долго били, а потом подложили под колеса автобуса! И потребовали у водителя переехать его. Но он отказалася. Других полисменов пытались запихнуть под колеса трамваев!.

К вечеру, на совещании у губернатора, решение было принято быстро — послать для разгона бунтовщиков несколько машин пожарных. Но и это не помогло — пожарные рукава спецавтомобилей были быстро изрезаны в клочья, а пожарники спасались бегством. Страсти бушевали до позднего вечера — толпа возбужденных бунтовщиков шаталась от дома к дому, разыскивая полицаев. Несмотря на то, что народный гнев был в основном направлен против полиции, несколько раз в толпе выкрикивали призывы «бить угнетателей».
Но до губернаторской резиденции идти было далеко и бунтовщики ограничились центром своего района.

К вечеру по команде командующего военным гарнизоном к месту событий были подтянуты вооруженные автоматами подразделения. Шеренги солдат быстро оцепили места беспорядков. Блеск оружия отрезвил толпу. До кровопролития и расстрела не дошло. Да и приказа к применению оружия не поступило — командующий , кавалер ордена Героя Республики господин Бабадж, наотрез отказался стрелять в сограждан.

Полиция уже на следующий день начала массовые аресты. Задержано было около ста жителей. Но первыми «под раздачу» пошли ранее судимые. Из уголовников просто выбивали признания. Перед судом предстало 13 человек.

Троим дали по 15 лет строгого режима. 13 лет за «политические подстрекательства» получила дважды ранее судимая некая Блайвас. Остальные отправились за решетку на 12 и 10 лет.


[Ответ здесь: ]
* * *
Ответ:

Свою любовь к государственному строю вообще, и "блоку коммунистов и беспартийных" в частности, проявили одесситы.
В 1960м году.
На Молдаванке. Угол Степовой и Дальницкой.
(выбачайте що "не по русски", но в в Одессе и говорят,и называют водителю адрес,и печатают в газетах объявления именно так:
Степовая угол Дальницкой.
Даже те, кто думает что Одесса- "искони русскоязычный город").


В наше время, ностальгирующим по "бесконфликтной и счастливой жизни в СССР, удобнее конечно свалить подобные бунты на "организованный в верхах заговор", что и делает в конце статьи автор, не замечая, что сам его текст, противоречит его же выводам.

Достаточно было только поднести спичку, что бы тогдашняя толпа взорвалась ненавистью к "ментам" и "комунякам".


Здесь статья из газеты "СЕГОДНЯ", откуда взяты абзацы текста почти без изменений.
Я только заменил "милиционер" на "полицай":

"Пьяный бунт одесской Молдаванки"


Одесситы помнят, как 50 лет назад народ пошел на милицию из-за пьяного солдата
Послезавтра у Одессы дата — 18 декабря исполнится ровно полвека со дня восстания на Молдаванке.
Размах бунта, который случился 18 декабря 1960 года на углу улиц Мизикевича и Иванова (нынешние Степовая и Дальницкая), был так велик, что испуганным властям пришлось вызывать на подмогу войска. Однако массового разгона так и не произошло — восстание закончилось вполне по-одесски — без выстрелов.

По словам очевидцев событий, искрой для бунта стал конфликт между неким солдатом и продавцом в гастрономе на углу Степовой и Дальницкой. «Около часу дня какой-то солдатик купил в гастрономе чекушку водки (0,25 литра. — Авт.) и тут же ее выпил.
Так как солдатик уже был к тому моменту изрядно «поддатый», то его стошнило, — вспоминает очевидец событий 50-летней давности 77-летний Аркадий Крушельницкий. — Решив, что водка «паленая», солдат стал качать права, требуя, чтобы ему дали чекушку «настоящего продукта». А продавец там был здоровенный «лоб»! Его вся Молдаванка знала под кличкой Юрка-Рыбак. Продавец взял за шиворот солдата и, предварительно попинав его, выкинул из магазина».
Возня возле гастронома привлекла внимание наряда милиции. Двое милиционеров попытались увезти избитого продавцом солдата, остановив случайный грузовик. Именно этот факт и послужил основой для дальнейших событий — к тому времени скандал в гастрономе собрал большую толпу зевак. Обыденный инцидент внезапно перерос в настоящий бунт! Окровавленного и пьяного солдата схватили десятки рук — с одной стороны милиционеры, с другой — возмущенные «произволом» милиции зеваки. Вырвав солдата из рук милиционеров, собравшиеся зеваки быстро перешли от слов к «делу» — избиению милиции.

По воспоминаниям ветерана одесской милиции Александра Бондарева, события развивались подобно лавине. «Из отделения милиции нас — около 20 сотрудников — вызвали на помощь нашим коллегам. Когда мы подоспели на подмогу к милиционерам, вдруг какая-то тетка завизжала: «Мент убил солдата!». Блатные с Молдаванки тут же бросились бить милиционеров, — вспоминает правоохранитель, оказавшийся тогда в гуще событий, — в нас начали кидать палки и камни. Окружили со всех сторон! Подъехал дежурный горуправления на мотоцикле, старший лейтенант Энтин. Мотоцикл тут же перевернули, а лейтенанта жестоко избили».
По словам правоохранителя, милиционерам, спасаясь от разъяренной толпы, пришлось забаррикадироваться в одном из дворов Молдаванки. А спасли их лишь вызванные на подмогу курсанты одесской школы милиции. Однако и после этого милиционеру крепко досталось — с тремя ножевыми ранениями он был доставлен в Еврейскую больницу.

К вечеру число бунтующих значительно увеличилось — до нескольких сот человек. Под горячую руку было разгромлено несколько магазинов, в том числе и злополучный гастроном. Товары из разбитых витрин быстро разошлись по карманам. Погром тут же увенчался массовой попойкой — толпа распивала награбленное спиртное, заедая водку и портвейн «братской могилой» — консервами «Килька в томате». Ассортимент магазинов тех лет не радовал разнообразием, но и то что было — спички, соль и трехлитровые банки с мутным яблочным соком — тут же было сметено. А шустрые бабушки «затарились дефицитом» в тот день на год вперед.

«Курсантов тоже отлупили, — рассказывает свидетель событий Владимир Ройтбурд, которому было в ту пору 15 лет, — а попавшегося участкового со Степовой, схватив, долго били, разорвали на нем всю одежду, а потом попытались повесить на бельевой веревке. Но он вырвался и убежал. Его спрятали сердобольные жильцы одной из квартир. А другого милиционера долго били, а потом подложили под колеса троллейбуса! И потребовали у водителя переехать его. Но она отказалась. Других милиционеров пытались запихнуть под колеса трамваев!».

К 16 часам вечера о «революции» на Молдаванке знало уже все городское начальство — в обкоме партии было срочно созвано совещание всех одесских начальников. В кабинет первого секретаря одесского обкома партии Александра Федосеева были вызваны прокурор области Лушаенко, начальник облуправления КГБ полковник Анатолий Куварзин и начальник облмилиции Дмитрий Сивашев. Решение было принято быстро — послать для разгона «бунтовщиков» несколько машин пожарных. Но и это не помогло — пожарные рукава спецавтомобилей были быстро изрезаны в клочья, а бойцы спасались бегством. Страсти бушевали до позднего вечера — толпа возбужденных «бунтовщиков» шаталась от дома к дому, разыскивая «ментов». Несмотря на то, что «народный гнев» был в основном направлен против милиции, несколько раз в толпе таки выкрикивали призывы «бить коммуняк». Но до обкома и горкома партии идти было далеко и «бунтовщики» ограничились центром Молдаванки.


Дом - Степовая угол Дальницкой, где был этот гастроном (снесен в конце мая 2018 года)

Однако на всю Одессу «революция с Молдаванки» так и не распространилась — к вечеру по команде командующего Одесским военным округом к месту событий были подтянуты вооруженные автоматами подразделения. Шеренги солдат быстро оцепили Степовую и Дальницкую. Блеск оружия отрезвил толпу. До кровопролития и расстрела не дошло. Да и приказа к применению оружия не поступило — тогдашний командующий Одесским военным округом, герой Советского Союза Амазасп Бабаджанян наотрез отказался стрелять в одесситов.


Одесский бунт 1960-го получил большой резонанс — на «разбор полетов» в Одессу, по словам ветерана КГБ Василия Шимбарева, даже приехал 2-й секретарь ЦК компартии Украины Иван Казанец. Выговоры вкатали всем «одесским шишкам». Руководство Одессы получило инструкцию — разыскать виновных и примерно их наказать! Милиция уже на следующий день начала массовые аресты. Задержано было около ста жителей Степовой и Дальницкой. Но первыми «под раздачу» пошли ранее судимые. Из уголовников просто выбивали признания. В январе 1961 года в клубе имени Иванова перед судом предстало 13 человек.

Троим дали по 15 лет строгого режима. 13 лет за «политические подстрекательства» получила дважды ранее судимая Валентина Блайвас. Остальные отправились за решетку на 12 и 10 лет. Вскоре в газете «Знамя коммунизма» вышла строгая статья секретаря одесского обкома партии Солдатова. В материале бунт на Молдаванке получил название «хулиганство отдельных несознательных граждан и бывших уголовников». К слову, большинство одесских «повстанцев» получили сроки по «хулиганским» статьям. Однако до сих пор некоторые историки считают бунт «провокацией» властей. «В КПСС тогда созрел заговор — нескольким партийным бонзам нужно было «свалить» с поста первого секретаря КПСС Хрущева.

И по всей стране прошло огромное количество бунтов, спровоцированных КГБ. Беспорядки должны были показать, что почва под Хрущевым колеблется и его ненавидят в народе. А толпу 18 декабря 1960 года на Молдаванке умело «разогрели» провокаторы — спецагенты КГБ», — считает историк Сергей Иванов.
Автор: Сибирцев Александр


Источник: http://www.segodnya.ua/news/14205612.html

* * *
В статье есть фото "места происшествия".
Место то, но фотограф немного ошибся, сняв столовую.
В советское время на том перекрестке было 2 гастронома:
- один ,- чуть левее столовой в кадре
- второй,- "за спиной" фотографа.
В здании, где был первый гастроном- сегодня магазин электро и сан. техники, а в помещении второго,-игральные автоматы, замаскированные под "интернет- клуб".
А здание клуба, где проходил суд, недавно снесли.
Строят какое- то гос. учереждение.

Я разговаривал с людьми живущими и сейчас в этом районе, многие помнят и эти события и этот суд в доме культуры.

1941 год, здание на противоположной стороне улицы от гастронома пока стоит:



P.S.
Вот ещё статья о тех же событиях, уже 2014 года:
Бунт на Молдаванке: как это делалось полстолетия назад
Около 9 часов утра 18 декабря 1960 года в обычный продовольственный магазин на углу улиц Мизикевича и Иванова (ныне Степовая и Дальницкая) нетвердым шагом вошел солдат. Через полчаса военнослужащий был зверски избит местным продавцом. Еще через час обычная драка превратилась в массовую кровавую бойню с серьезными политическими последствиями.

Tags: кажущееся и действительное, судьба и образ, факт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments