mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

А с вами, с людьми без Родины,- вообще никто не разговаривает...

Когда-то, в СССР, был такой анекдот:

Посреди океана прямо под бортом американского авианосца всплывает обросшая ракушками советская атомная подводная лодка. Открывается люк, оттуда вылазит небритый капитан, закуривает трубку и кричит в люк:
-Свистать свех наверх!
Команда выстраивается на палубе.
В это время на авианосце американцы в панике объявляют боевую тревогу, звенит сигнализация, расчехляется вооружение... Капитан:
-Кто пиво об красную кнопку открывал?
Ответа нет.
-Лучше по хорошему признавайтесь,- кто пиво об красную кнопку открывал?
В это время американцы, увидев, что никаких резких движений "русские" не предпринимают, немного пришли в себя, их капитан с мостика в мегафон кричит вниз:
-Эй, кэп, что ж вы так, без предупреждения всплываете,- у вас нервы, у нас нервы. Вдруг мы бы по вас случайно выстрелили, вы бы ответили,... потом дипломатический скандал, неприятности в ООН...
Советский капитан ходит вдоль строя:
-Так, суки, всё равно узнаю, найду падлу, 15 суток гаупвахты всё равно будет сидеть ...
(и поднимая голову наверх, обращается в американцам)
-А с вами, с людьми без Родины, вообще никто не разговаривает!

* * *
Уже 20 лет как нет той страны, но до сих пор есть люди,не принимающие окружающей реальности. В Одессе, например, они до сих пор ментально живут в "искони русской" Новороссиии и им даже не приходит в голову, что уже само это название говорит о том, что "искони русскими" эти земли не были никогда.
Это чисто колониальное название типа Новой Англии, Новой Шотландии, Нового Йорка, Нового Орлеана. Только "тупые" англичане не догадались завоёванные земли через 50-100 лет объявлять "искони английскими" на том основании, что там ступала нога английского солдата и в их название они же вставили слово Англия. Они понимали, что Англия это там, где Лондон. На берегах Темзы, а не Ганга или Миссури.


Оригинал взят у live_imho в Верните Родину!
В детстве я знал наверняка, что наши — лучше всех. На бумажных самолетиках рисовал большие красные звезды. Клеил из картона «тигры» по схеме, подсмотренной в приложении к «Юному технику». Потом с упоением сжигал их во дворе, имитируя сражение под Прохоровкой. А на улице мы с ребятами чаще играли в «пекаря», чем в «войнушки», потому что никто не хотел играть за немцев.



С пеленок знал, что моя страна — самая большая в мире. Какое чувство гордости меня окатывало, когда открывал географический атлас! Я мог часами пожирать глазами огромный кусок суши, на котором с гигантскими пробелами между буквами было выведено: С С С Р.

В заводском парке стояли автоматы с газировкой. Три копейки стоила вода с сиропом. Тут же были и стаканчики. Моешь их в фонтанчике воды — и пей на здоровье. Местные пьяницы иногда брали стаканчик, дабы раздавить в кустах поллитру на троих. После чего аккуратно возвращали его на место.



По нашей улице ночью ходил паровоз и вез какие-то материалы на завод «Свет Шахтера», ворота которого находились в ста метрах от моего дома. Надо было притвориться спящим, пролежать два часа с закрытыми глазами, чтобы дождаться незабываемого зрелища, когда комнату озарял яркий свет и тени на стенах напоминали сказочных персонажей.

Дома мы смотрели диафильмы. А когда у нас появился телевизор, я узнал, что такое «мультики». Мультик про «Чиполлино» был одним из любимых. Помню свою радость, когда жители деревни объединились и прогнали всех этих «синьоров помидоров». Мне тогда казалось, что стоит только всем людям планеты объединиться — и любую проблему можно решить сообща. А еще помню, страшно переживал, когда в мультике «Дед Мороз и Серый волк» серый разбойник унес зайчат в лес. Я смотрел этот мульт тысячу раз, но всегда переживал — догонят ли? Спасут ли? И всякий раз волка догоняли. После чего — великодушно прощали. И я тоже не держал на волка зла.

Мы прогуливали школу и шли на речку ловить раков. У меня была раколовка особой конструкции — на железный обод от бочки я нашил мешок, а в него привязал старый носок с салом. Опускаешь такую штуку с моста в реку — и через полчаса подымаешь. Глядишь — а в ней с пяток усачей. Эх, до чего ж вкусными были!..

Пару раз мы ездили на море. Это было настоящее приключение! На пляже были дети со всего Союза. Мы играли в города, а я всегда выигрывал, потому что читать выучился еще в детском саду и с книжками с тех пор не расставался.

Любимым моим чтивом той поры была книжка Сергея Алексеева «Небывалое бывает» - рассказы о русских солдатах и их подвигах. Бессчетное число раз я проходил с Суворовым через Альпы, брал с Петром Шлиссельбург и лично видел Птицу-Славу над полем Бородинского сражения.

Однажды мы были проездом в Москве. Поезд останавливался всего на полчаса, это было глубокой ночью. Я специально не спал, чтобы увидеть в окно вагона Москву — столицу нашей Родины. Вернувшись домой, беззастенчиво врал приятелям, что был на Красной плошади.

В первом или третьем классе, сейчас уже точно не вспомню, мы в школе писали диктант. Там были слова — СССР, Родина, Ленин. У меня был жутко корявый почерк, но эти слова я выводил, как заправский каллиграф. От волнения у меня дрожали руки.

Одним из самых драгоценных подарков в моем детстве был «набор богатыря» - шлем, щит и меч красного цвета. Вооружившись до зубов, без устали рубил лопухи на соседнем пустыре, представляя себя Дмитрием Донским. Сорняки играли роль монгольских захватчиков.

И как-то совсем уж неожиданно в мою жизнь пришла Украина. Независимость, демократия, купоны... Что это такое и с чем их едят — я тогда не знал. Понимание пришло позже.

Потом началось разграбление советского наследия. Процесс сопровождала «культурная программа» - третьесортные фильмы-агитки, в которых какой-нибудь Рембо выкашивает из пулемета сотни советских солдат. По телевизору говорили, что Зоя Космодемьянская страдала психическим расстройством и именно поэтому поджигала дома благородных фашистов. Еще помню фильм, в котором Сталин ожил и пугал своими коварными планами какую-то молодую пару. Те кормили Виссарионыча яйцами «вкрутую», потому что он якобы боялся отравления.

Многие вокруг открыто заявляли, что было бы весьма недурно, если бы немцы нас в той войне победили. А у некоторых любимой программой была «Америка с Михаилом Таратутой».

Я не сдавался и находил утешение в книгах. Спорил с дядькой-соседом, что наши еще вернутся и всем покажут, где раки зимуют. Но подтверждения своим словам не получал. Родина хирела на глазах и превращалась в черт знает что.

Незаметно для себя я вырос, закончил институт, начал работать. Единомышленников не искал — время было такое, что самым главным вопросом был вопрос физического выживания. У людей, с которыми я сталкивался, была такая каша в голове, что я предпочитал не обсуждать с ними вопросы постсоветского бытия. Мы пили паленый алкоголь и занимались всякой туфтой. Никаких целей в жизни у нас уже не было, в мозгу копошились турецкие шоколадки и спортивный костюм «жатка».

Постепенно мне начинало казаться, что я остался один, и что Родину уже не вернешь, что она навсегда растворилась в валютных обменках и вещевых рынках. Но, мало-помалу, в моей жизни начали появляться люди со схожими мыслями и чувствами.

И вот я уже не один. Вот нас десяток. Вот и сотня. Вот первая тысяча!

Теперь я точно знаю, что наши ребята есть в Одессе. Есть они в Москве, есть в Донецке, есть в Киеве. В Севастополе есть. И в Минске. И в Ереване. В сотнях и тысячах других населенных пунктах нашей необъятной Родины.

И я верю: пока они есть — Родина жива. Она обязательно вернется.

источник

Tags: Неосягнённо!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments