mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

1957, о влиянии буржуазной идеологии на художников

Оригинал взят у volgota в 1957, о влиянии буржуазной идеологии на художников


Записка министра культуры СССР Н.А. Михайлова о влиянии буржуазной идеологии на художественную интеллигенцию Москвы и Ленинграда

[Не позднее 21 января 1957 г.]

ЦК КПСС

В последние годы среди советских художников, особенно среди художников Москвы и Ленинграда, где сосредоточена половина всего состава деятелей советского изобразительного искусства, получили широкое распространение отсталые, ошибочные взгляды, нездоровые настроения.

На художественную интеллигенцию оказывает заметное влияние современная буржуазная идеология.

У значительной части художников отчетливо выявились симпатии к эстетству и формализму в искусстве, к современной буржуазной упадочной художественной культуре. Характерно, что собрание московских художников в октябре 1956 г. решило ходатайствовать о восстановлении Музея нового западного искусства, долгие годы служившего источником пропаганды безыдейного искусства.

Большим успехом у художников, особенно у художественной молодежи, пользуются выставки, на которых можно найти произведения декадентского, формалистического характера. Часто такие выставки служат местом своеобразного паломничества эстетски настроенных художников, которые громко выражают там свое несогласие с принципами реалистического искусства. Книги отзывов на таких выставках содержат записи с открытой защитой формализма.

Под предлогом борьбы с культом личности имеют место многочисленные случаи выступлений против идейности и партийности советского искусства, против метода социалистического реализма.

Распространено противопоставление декадентских явлений в искусстве прошлого как, якобы, гениальных – искусству социалистического реализма, якобы, – серому и бездарному.

В этом отношении обращает на себя внимание следующая, по сути дела несоветская запись, сделанная в книге отзывов на выставке произведений художника М.А. Врубеля: «Хорошо, что за последние годы дали хоть какую-то отдушину свободе в искусстве. Нельзя поощрять только один социалистический реализм, который давно уже заменен цветной фотографией и кино. Если дать возможность, то наш великий народ родит еще новых Врубелей. Декадент и символист М. Врубель – велик, а вы, корифеи социалистического реализма, жалкие пигмеи! Пессимист Врубель – гениален, а вы, оптимисты, полные телячьего восторга, ничтожество!»

Многие крупные художники-реалисты, внесшие большой вклад в развитие советской глубоко идейной тематической картины и скульптуры, подвергаются часто оскорбительным выпадам.

Вместе с тем неоправданно возросло влияние на массу художников одаренных живописцев, скульпторов и критиков, многие из которых сохранили или пытаются развить в своем творчестве эстетско-формалистические тенденции. В Московском Союзе художников получили большое влияние критики О.М. Бескин, В.И. Костин, А.А. Каменский, А.О. Гиневский, известные своими эстетскими взглядами.

Характерно, что на московском собрании художников в декабре 1956 г. не были избраны делегатами Первого Всесоюзного съезда советских художников такие мастера, как А.М. Герасимов, Е.В. Вучетич, М.Г. Манизер, С.М. Орлов, А.И. Лактионов, В.П. Еванов, Н.В. Томский, Г.И. Мотовилов, Ф.П. Решетников, А.М. Грицай, П.П. Соколов-Скаля, П.А. Кривоногов, Н.Н. Жуков.

Б.В. Иогансон, хотя и был избран делегатом, но по числу полученных голосов занял одно из самых последних мест (157 место из 173).

В Киеве не было избраны делегаты съезда художников С.А. Григорьев, В.И. Касиян и другие.

Вместе с тем избранными на съезд оказались многие слабые художники эстетско-формалистического направления и демагоги (напр. И.Л. Бруни).

В состав нового правления Московского союза советских художников в октябре 1956 г. были избраны такие живописцы и искусствоведы, которые в течение многих лет отстаивали формалистические взгляды (О.М. Бескин, Р.Р. Фальк, П.В. Кузнецов, В.В. Рождественский, А.А. Каменский).

Используя справедливое недовольство художников недостатками в области нашего искусства, поднявшие голову формалистические элементы пытаются возглавить творческие союзы и навязать им свою ошибочную программу.

Ряд художников и критиков открыто выступил и против партийного и государственного руководства искусством. На собрании московских художников в октябре 1956 г. критик В.И. Костин с возмущением сказал: «Неужели нужны еще чиновники, стоящие над творческими союзами!»

Этот же критик в ноябре 1956 г. на совещании в Министерстве культуры СССР бросил реплику, смысл которой сводился к требованию – освободить союзы художников от партийного руководства.

На том же собрании художник И.Л. Бруни заявил: «Я совершенно, глубоко убежден, что существуем мы или не существуем, для наших руководящих органов это неважно, важно только, что пишутся какие-то директивные указания...»

На собраниях художников Москвы и Ленинграда получили необоснованное, огульное осуждение напечатанные в газете «Правда» и в журнале «Коммунист» статьи П.П. Соколова-Скаля, К.А. Ситника и Н.В. Томского, в которых отстаивались принципы идейности и партийности искусства. В то же время ошибочные статьи А.О. Гиневского, А.А. Каменского и И.Э. Грабаря, напечатанные в «Новом мире», «Искусстве» и «Литературной газете», в союзах художников Москвы и Ленинграда были горячо одобрены. Между тем, в этих глубоко порочных статьях, ревизующих принципы реализма, зачеркивались успехи советского искусства, дискредитировались его виднейшие представители – реалисты, превозносились формалисты, возводились в основы творчества принципы буржуазного индивидуализма. Ярким примером порочности позиций этих авторов являются положения статьи А.А. Каменского («Новый мир», 1956, № 7), в которой критик противопоставлял принципам партийности и народного искусства – принципы индивидуализма. Каменский писал: «Своя точка зрения, свое отношение, свой взгляд на вещи – вот что особенно помогает художнику выразить в картине чувство современности, извлечь цельный, впечатляющий образ из простой груды фактов».

Как уже докладывалось мною ранее, на собраниях Ленинградского союза художников имели место и прямые антисоветские выступления. Так, на одном из этих собраний в декабре 1956 г. утверждались преимущества общественных порядков и учреждений Англии перед советскими порядками. Группа молодых людей пыталась организовать на одной из площадей Ленинграда митинг протеста против проводимой в СССР политики в области искусства. В среде художников Ленинграда имели место провокационные выступления враждебного характера, сочувственно встреченные присутствовавшими. Так, например, гостивший в СССР французский художник Кайяр во время бесед с ленинградскими художниками и студентами советовал последним отрешиться от своих взглядов, отказаться от всех своих достижений. И это выступление было встречено аудиторией сочувственно.

Характерно, что подобные политически ошибочные заявления не встречают на собраниях художников Москвы и Ленинграда надлежащего отпора. Более того, часть аудитории аплодирует им, а некоторые правильные выступления сопровождается свистом, топотом и шумом.

Нездоровые выступления часто получают особенное одобрение со стороны молодых художников и учащихся художественных учебных заведений.

Все это свидетельствует о том, что идейно-воспитательная работа в союзах художников, а отчасти и в художественных учебных заведениях запущена.

Партийные организации Московского и Ленинградского союзов художников не ведут решительной борьбы с политически ошибочными выступлениями, относятся к ним примиренчески.

Руководители Московского и Ленинградского союзов художников – коммунисты Ф.С. Богородский и И.А. Серебряный не пресекают ошибочных и вредных выступлений отдельных художников и критиков на собраниях в союзах. Более того, они часто задают неправильный тон для выступлений на собраниях. Так, например, Ф.С. Богородский в своем докладе на собрании московских художников в октябре 1956 г. сказал: «Здесь надо подчеркнуть то обстоятельство, что никто так хорошо, как сами художники, не знает профессионального дела и никто так не ответственен перед народом, как они, ибо только они подписывают свои произведения, которые остаются в музеях, переживая своих временных начальников (Аплодисменты)».

Руководителями партийных организаций союзов художников часто являются коммунисты, не пользующиеся авторитетом в среде деятелей искусств.

Многие члены КПСС из числа критиков и художников выступают застрельщиками нездоровых настроений, поддерживают противников партийной линии в искусстве. Их поведение беспринципно, несовместимо с норами партийной этики и с партийной дисциплиной.

Так, на собрании московских художников в октябре 1956 г. коммунист А.И. Писарев сделал, например, такое заявление в адрес работников государственного и партийного аппарата, руководящих союзами художников: «Все эти няньки, как малым ребятам, суют нам в рот разные соски... Сосали мы соску культа личности, помпезности, парадности... Теперь придумывают новую соску, чтобы мы не заорали естественным голосом здорового и полнокровного ребенка».

Ни это, ни другие неправильные выступления не были подвергнуты коммунистами критике.

На том же общем, беспартийном собрании московских художников коммунисты Г.А. Недошивин и А.О. Гиневский выступили с утверждением, что статьи П.П. Соколова-Скаля, К.А. Ситника и Н.В. Томского, помещенные в центральных органах печати нашей партии – «Правде» и «Коммунисте», – являются вредными, наносящими урон престижу советской культуры. Коммунисты А.О. Гиневский, Г.А. Недошивин, Д.В. Сарабьянов способствовали тому, что беспартийное собрание высказало официально свое несогласие с принципиальными, в основном правильными статьями центральной партийной печати по вопросам искусства.

Там же Д.В. Сарабьянов, зная о политически ошибочных позициях В.И. Костина, формалистических убеждениях О.М. Бескина и А.А. Каменского, критиковавшихся партийной печатью, провозгласил их самыми принципиальными и передовыми советскими критиками.

Зная об ошибочности позиции В.И. Костина, выступавшего против партийного руководства искусством, коммунист Г.А. Недошивин выдвинул его кандидатуру в делегаты съезда художников от деятелей искусства Москвы. На вопрос о причине столь беспринципного выдвижения Г.А. Недошивин ответил, что В.И. Костин, хотя и неумный человек, но занимает особую позицию и потому должен представлять на съезде определенное течение в критике.

В октябре 1956 г. коммунист Сарабьянов выступил в Московском союзе художников с программным докладом, в котором признал за формализмом положительную роль в развитии советского искусства первых послереволюционных лет на том основании, что художники формалисты «будоражили» советское общество. В стенограммах подобные безответственные выступления иногда до неузнаваемости приглаживаются.

Коммунистка Т.Г. Вебер, принимавшая участие в решении партийной группы московской секции критиков о выдвижении на съезд художников директора Третьяковской галереи П.И. Лебедева, на общем собрании московских критиков выступила с отводом этой кандидатуры.

Коммунист М.Л. Нейман, несмотря на то, что его кандидатура не была поддержана партийной группой московских критиков в качестве делегата съезда, на общем собрании критиков не сделал себе самоотвода, когда его кандидатура была предложена беспартийными товарищами. Даже после того, как партийная группа всего Московского союза художников не выдвинула т. Неймана в качестве кандидата в делегаты съезда, но не отвел себя из списка для голосования.

Подобных примеров недостойного поведения коммунистов-художников и искусствоведов можно привести немало.

В союзах художников Москвы и Ленинграда решающая роль при рассмотрении вопросов нередко принадлежит сейчас массе беспартийных живописцев и скульпторов – исполнителей ремесленного типа. Партийные группы союзов часто не в состоянии провести свои важные решения. Так, например, вопреки решению партийной группы Московского союза советских художников общее собрание членов союза исключило из списка кандидатов в делегаты съезда Н.В. Томского и Г.И. Мотовилова.9 Были забаллотированы многие кандидаты, выдвинутые партийной группой, а кандидаты, не получившие поддержки партийной группы, оказались избранными на съезд.

Блокируясь с поднявшими голову формалистическими элементами, исполнители-ремесленники занимаются дискредитацией видных художников-реалистов, выступают за уравнительный подход в распределении средств и заказов без учета таланта и квалификации художников.

Идеологическая деятельность Академии художеств СССР ввиду ее слабости не способствует оздоровлению обстановки в области изобразительного искусства. Влияние института истории Искусства Академии наук СССР на развитие советской художественной культуры не может быть положительным, поскольку во главе его стоят тт. И.Э. Грабарь и Д.В. Сарабьянов, занимающие сугубо эстетские позиции.

Проводившийся в конце декабря 1956 г. XVII пленум Оргкомитета Союза советских художников выявил серьезные недостатки в ходе подготовки 1-го Всесоюзного съезда советских художников.

Основной доклад на съезде, который готовит т. Б.В. Иогансон, а также некоторые другие доклады (например, М.В. Алпатова, Н.П. Акимова),10 представленные на обсуждение пленума Оргкомитета, оказались недоработанными, иногда содержали принципиально ошибочные положения, не давали ответа на многие основные творческие проблемы, поднятые на предсъездовских дискуссиях.

Это вызывает опасения, что Оргкомитет Союза советских художников СССР не сможет обеспечить надлежащую подготовку 1-го Всесоюзного съезда художников, а съезд не сможет быть проведен на высоком идейно-теоретическом уровне и не послужит защите принципов социалистического реализма.

Все приведенные факты говорят о том, что многие советские художники оказались в плену чуждой, буржуазной идеологии, а союзы художников и их партийные организации не сумели предотвратить этого, не дали надлежащего отпора вредным и ошибочным выступлениям.

Рост нездоровых политических настроений в союзах художников, несомненно, может нанести серьезный ущерб развитию передового советского искусства.

Министерство культуры СССР обращается в ЦК КПСС с просьбой осуществить следующие мероприятия.

1. Пригласить для беседы в ЦК КПСС группу советских художников и критиков.

2. Дать указания редакторам газеты «Правда» и журнала «Коммунист» поместить ряд статей по актуальным вопросам художественной жизни, в которых подвергнуть глубокой критике распространившиеся в среде художников антиреалистические взгляды.

3. Дать указание Московскому городскому и Ленинградскому городскому комитетам КПСС об укреплении руководства партийных организаций соответствующих союзов опытными партийными работниками, а также об улучшении идейно-воспитательной работы среди членов союзов.

4. Поручить Оргкомитету Союза советских художников СССР созвать Всесоюзный съезд художников в установленный срок. Для подготовки Всесоюзного съезда художников и окончательного редактирования докладов, предлагаемых съезду, образовать в помощь Оргкомитету Союза советских художников СССР комиссию в составе: Б.С. Рюрикова, В.И. Пахомова, Б.В. Иогансона, А.С. Пащенко, П.М. Сысоева и Я.Д. Ромаса.

5. Признать работу Оргкомитета Союза советских художников СССР по руководству выборами делегатов на съезд от местных союзов неудовлетворительной, поскольку он не сумел обеспечить избрания многих виднейших советских художников, участие которых на съезде необходимо.

Предложить Оргкомитету Союза советских художников СССР обеспечить избрание в качестве делегатов съезда выдающихся живописцев и скульпторов Москвы, Ленинграда и Киева на собраниях художников в союзных республиках. Предоставить для этого республиканским союзам художников право провести дополнительные выборы делегатов в связи с увеличением численного состава этих союзов.

Поручить Оргкомитету Союза советских художников СССР внести в повестку дня предстоящего съезда вопрос о перерегистрации членов Союза советских художников в целях перевода в кандидаты всех лиц, недостаточно зарекомендовавших себя творческой работой. Благодаря этому все случайные, нетворческие элементы в союзах утратят право решающего голоса.

6. Предложить Московскому и Ленинградскому городским комитетам КПСС рассмотреть вопрос о нарушении норм партийной этики в процессе предсъездовской дискуссии во время выборов делегатов съезда художниками и критиками – коммунистами. В частности, Московскому городскому комитету КПСС целесообразно было бы обсудить вопрос о поведении коммунистов – А.И. Писарева, А.О. Гиневского, Д.В. Сарабьянова, Г.А. Недошивина, Т.Г. Вебер, М.Л. Неймана. Кроме того, целесообразно рассмотреть вопрос о притуплении политической бдительности у товарищей Ф.С. Богородского и И.А. Серебряного, которые не дали надлежащего отпора лицам, выступавшим в союзах с ошибочными и демагогическим речами.

Предложить президиуму Академии наук СССР рассмотреть вопрос об укреплении руководства Института истории искусств.

Министр культуры СССР Н. Михайлов

Резолюции: «Секретариат ЦК. Т. Суслову. Хрущев. 28.01.1957». «Разослать секретар[ям] ЦК КПСС, Поспелову. М. Суслов». «Ознакомить секретарей ЦК (Гаврилов)».

Пометы: «Читал. М. Суслов. Читал. Поспелов. Брежнев. Шепилов. Беляев». «Сдано во 2-й сектор».

Ф. 5. Оп. 36. Д. 48. Л. 16–24. Подлинник.
Tags: документ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments