mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Отцы и дети


Скрыть свою принадлежность к органам или к партии невозможно, о первом
говорит форма, второе выяснится при первом поверхностном обыске. И он
вспомнил свою фразу, с которой начинал все допросы:
"Чистосердечное признание может облегчить вашу участь".
Из практики он знал, что чистосердечное признание ничьей участи еще не облегчило, но других надежд не было, а это была хоть какая. Была еще слабая надежда на то, что немцы народ культурный, может, у них все не так.
-- Намен?-- нетерпеливо повторил младший лейтенант, не будучи уверен,
что правильно произносит слово.
-- Ду намен? Зи намен?
Надо отвечать, чтобы не рассердить белобрысого.
-- Их бин капитан Миляга,-- заторопился он.-- Миллег, Миллег.
Ферштейн?-- Все же несколько немецких слов он знал.
"Капитан Миллег",-- записал лейтенант в протоколе допроса первые
сведения. поднял глаза на пленника, не зная, как спросить о роде войск, в
котором тот служит.
Но тот предупредил его и спешил давать показания:
-- Их бин ист арбайтен... арбайтен, ферштейн?..-- Капитан изобразил
руками не тоиработу, не то копание огорода, не то пиление напильником.
-- Их бин ист арбайтен...-- Он задумался, как обозначить свое Учреждение, и вдруг
нашел неожиданный эквивалент:
- Их бин арбайтен ин руссиш гестапо.
-- Гестапо?-- нахмурился белобрысый, поняв слова допрашиваемого
по-своему.-- коммунистен стрелирт, паф-паф?
-- Я, я,-- охотно подтвердил капитан.-- Унд коммунистен, унд
беспартийнен всех расстрелирт, паф-паф,-- изображая пистолетную стрельбу,
капитан размахивал правойпрукой. Затем он хотел сообщить допрашивающему, что
у него большой опыт борьбы с коммунистами и он, капитан Миляга, мог бы
принести известную пользу немецкому Учреждению, но не знал, как выразить
столь сложную мысль.
Младший лейтенант тем временем записывал в протоколе допроса:
"Капитан Миллег во время службы в гестапо расстреливал коммунистов и
беспартийных..."
Он чувствовал, как ненависть к этому гестаповцу растет в его груди.
"Сейчас я его пристрелю",-- думал Букашев. Рука уже потянулась к кобуре, но
тут же младший лейтенант вспомнил, что надо вести допрос, надо держать себя
в руках. Он сдержался и задал следующий вопрос:
-- Во ист ваш фербанд дислоцирт?
Капитан смотрел на белобрысого, улыбался, силясь понять, но ничего не
понимал.Он понял только, что речь идет о какой-то, видимо банде.
-- Вас?-- спросил он.
Младший лейтенант повторил вопрос. Он не был уверен, что правильно
строит фразу, и начинал терять терпение.
Капитан снова не понял, но, видя, что белобрысый сердится, решил
заявить о своей лояльности.
-- Ес лебе геноссе Гитлер!-- вставил он новое слово в знакомое
сочетание.-- ХайльзГитлер! Сталин капут!
Младший лейтенант вздохнул. Этот фашист -- явный фанатик. Однако нельзя
отказать ему в храбрости. Идя на верную смерть, он славит своего вождя.
Букашев хотел бы, попав в плен, держаться так же. Сколько раз представлял он
себе картину, как его будут пытать, загонять иголки под ногти, жечь огнем,
вырезать на спине пятиконечную звезду, а он ничего не скажет, он только
будет выкрикивать: "Да здравствует Сталин!" Но он не всегда был уверен, что
найдет в себе для этого достаточно мужества, и мечтал погибнуть с тем же
возгласом на поле боя.

Владимир Войнович.
Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина


Комплект "В помощь агитатору" отсюда:
http://avmalgin.livejournal.com/2839826.html?thread=92965906#t92965906
Tags: кажущееся и действительное, судьба и образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments