mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Categories:

Как я помогал еврею Мише уезжавшему в Израиль обмануть КГБ

Дело было в 1978 году.
Весной того года я закончил кинотехникум (на весь СССР таких киношных техникумов в которых готовили специалистов для кинотеатров, баз кинопроката, было 9 штук, в Украине был всего один - во Львове). Собирались распределить меня инженером в Волынское областное управление кинофикации, но имея "красный диплом" и сопутствующее этому диплому право отказаться от распределения и собираясь работать не там где показывают кино, а там где его снимают, я, с своим товарищем по учебе из Карпат (он тоже имел возможность постфактум переписать своё направление), сделали чисто по капиталистически: приехали в Киев, пришли в кабинет главного инженера киностудии им Довженко, положили ему свеженькие дипломы кинотехников (бордовый и синий) на стол и спросили - нужны ли ему люди с таким образованием?
В результате, я год между техникумом и институтом проработал технарём в звукоцехе киевской киностудии им. Довженко, а мой товарищ работал там намного дольше.
Как мы вдвоем прожили этот месяц лета нелегально в общежитии у моих знакомых студентов КИИГА, это другая песня.

Вобщем, работаем мы себе, и видим то, что я и хотел увидеть - как и что происходит в кино на самом деле, а не так, как писали об этом для советского народа в журнале "Советский экран".
Почти тут же, обнаружив моё краснодипломное прошлое, меня для проформы всунули от звукоцеха в комитет комсомола киностудии.
Как-то раз, после обеда, подходит ко мне работавший в звукоцехе еврейский темнорыжий кучерявый пацан Миша и загадочно просит после работы задержаться и зайти к нему (в один из кабинетов с звуковой аппаратурой) и намекает, что третьим будет наш сверстник инженер Женя, а выпивку выставляет он, Миша. Но по какому поводу праздник, он скажет потом и отдельно.
А тут надо обязательно сказать, что если я был просто член комитета комсомола, то потомственный киношник Женя, был и в том же комитете комсомола и комсомольским секретарем звукоцеха.
Короче, дожидаемся мы конца рабочего дня, закрываемся в одном из кабинетов "нового" звукоцеха на втором этаже "БАМ"-а.
Выпиваем первые по 100 и тут Миша открывает карты:
Оказывается, его родители решили уезжать в Израиль. Ну и само собой, куда мама и папа, туда и он с ними. А как иначе?
Только это по большому секрету, потому что об это пока никто не знает.
На наш с Женей вопрос - а мы тут каким боком и зачем нам этот его семейный секретный кипиш, Миша налил ещё по 100 и рассказал суть придуманной их семьей спецоперации:

Как только те "кому надо" (тогда, вот это - "кому надо" произнесенное с поднятым пальцем вверх, означало только одно - КГБ) узнают, что их семья собралась уезжать в Израиль, то вырванные годы будут и партии и комсомолу, то есть не вообще всему комсомолу, а конкретно комсомольской организации звукоцеха за то, что пригрела проморгала и не выявила такого отщепенца от советского общества как Миша, а секретарь этой организации Женя, и рикошетом я как член студийного комитета комсомола, получат за это отдельно. Поэтому у Миши к нам есть предложение - ещё раз выпить, закусить, и прямо тут, всем троим придумать, как и за что, чем раньше тем лучше исключить Мишу из доблестных рядов ВЛКСМ ещё до того, как КГБ узнает, что Миша уезжает в Израиль.
А если всё у нас получится, то от имени себя и родителей, Миша от чистого сердца и с радостью накроет нам за это "белую поляну".
Потому что ему как уже не комсомольцу, оформлять документы на выезд, тоже намного меньше гембеля.
На том и порешили.

Через какое-то время, Женя собирает очередное комсомольское собрание звукоцеха, где третьим или 4-м пунктом было : "исключение из рядов ВЛКСМ техника записи Михаила ***".
Миша сидел и делал вид, что он краснеет и ему неудобно аж стыдно.
Я и Женя рассказывали, как Миша не хочет выполнять общественных поручений, не платит членские взносы и вообще, недостоин звания комсомольца потому что вот.
Проголосовали, исключили.
Миша слово сдержал, и мы это исключение отпраздновали. Понятно, что втихаря, но уже в чуть более широкой компании ещё нескольких наших, тех, кому Миша потом рассказал. Отпраздновали и забыли.

Проходит ещё месяц или два, Мишины родители подают документы на выезд.
И тут КГБ напрягает партком и комсомол киностудии разобраться - а как это так получилось, что такую гадюку пригрели, и не просто где-нибудь за затхлой пазухой овощебазы, в месте где работают люди долженствующие создавать самую главную духовную пищу для советского народа - идеологически выдержанное советское кино. Это же просто позор с идеологической диверсией какие то! Мало им видите-ли на киностудии скрытых украинских националистов, они ещё там вьют осиное гнездо еврейских предателей Социалистической Родины имени Довженко.

Короче, нихрена в тот раз у КГБистов не получилось.
Потому что только они набрали воздуху, чтобы открыть рот, а тут мы такие - ай-ай-ай, да что вы говорите, а мы так и думали, только не знали что тут не то, не зря он от общественных поручений отказывался, стенгазету рисовать не хотел, субботники сачковал с понтом больной и взносы не платил,.. потому что вы это про Мишу только сейчас узнали, а мы уже давно его раскусили, вычислили и исключили,
вот протокол.

Это сейчас смешно, а тогда евреи уезжали, как на тот свет, человек понимал, что назад он больше никогда не вернется. Никогда, пока существует СССР.
А что мы его переживем, тогда никому их нас и в голову не приходило.

Уже давно собирался рассказать эту историю эту историю из моей советской жизни, и вот рассказал, эта прочитанная статья, сделала последний толчок:
"Побег из пасти Левиафана:
как одесские евреи «социалистический рай» покидали и кто на этом нажился. Часть первая"




Цей пост також розміщено на: https://mysliwiec.dreamwidth.org/2933245.html
Коментів: comment count unavailable
Tags: отож, факт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments