mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Categories:

Саморазделение внутри нации на «мой» и «не мой» - как раз то, что сегодня нужно нашим врагам

Для тех этнических украинцев, кто русскоязычный потому, что "мы так привыкли, нас так приучили" и тех неэтнических русскоязычных патриотов Украины, для которых "украинский неродной, поэтому говорить на нём принципиально не буду":

"Чтобы приучить внука говорить со мной по-русски, намеренно игнорирую его обращения ко мне на иврите.
– Деда, – наконец не выдерживает он. – Ты что, немой?
– Нет, – отвечаю. – Я как раз твой.
Понимаешь, Урька, ведь «немой» – это не только тот, кто не умеет говорить, но и вообще любой человек, с которым у тебя нет общего языка.
Он для тебя – «не мой». А если «не мой» – стало быть, «чужой», «чуждый».

Для бывшего советского человека эта проблема была актуальна всегда. Мы росли и жили с мыслью о том, что образованный и интеллигентный человек вполне может обойтись «великим и могучим», а к мировой культуре приобщались исключительно через переводы.
Эта ситуация, судя по всему, сохраняется в России (и среди русскоязычных граждан стран экс.СССР) и сегодня.
Иначе просто трудно объяснить недавнее высказывание одного известного еврейского деятеля о том, что перевод одного всемирно известного научного труда понадобился потому, что «одной из особенностей русской интеллигенции является то, что она не читает по-английски».
И ведь это правда – не читает. И не только по-английски, но и на всех других языках. Тем самым интеллигенция невольно превращает себя в этакого коллективного зэка, запертого в клетке собственного языка. Да, в просторной, великолепной, даже великой, но клетке! Отсюда это пронзительное «Я – зэк!» из замечательного стихотворения Марка Котлярского о языке.
Общество, запертое в такой клетке, легко зомбировать – ведь любое другое мнение, любой другой взгляд оно воспринимает лишь как бессмысленный посторонний шум.
Каждый ... (иноязычный)... для него – «не мой», потому как чуждый, непонятный, а значит, скорее всего, враждебный.


Я не хочу сказать, что корни всех конфликтов между народами и внутри народов следует искать в отсутствии общего языка, но в итоге на языке многое замыкается.
Именно отсутствие общего языка как в буквальном, так и в переносном смысле слова обусловливает в итоге массовое невежество, неспособность выслушать, понять и принять позицию другого, а значит, и пересмотреть собственную позицию и начать поиски компромисса.
Особенно грустно наблюдать за такой неспособностью, когда речь идет даже не просто о соседствующих, а о родственных языках...

Я говорю сейчас не только о русских и украинцах, как многие наверняка подумали, но и о евреях и арабах. И генетически, и лингвистически оба народа вроде бы необычайно близки.
Знаменитое «Микола, ты слухал, як москали кличут наше пиво?!» на Ближнем Востоке трансформируется в то, что евреи говорят «херем», а на арабском это звучит как «харам», «кфар» как «кафр», «бейт-мидраш» как «медрессе» и тому подобное....

...к примеру, отвергая право евреев на эту землю, отвергая неразрывную связь евреев с Иерусалимом и Храмовой горой, арабы демонстрируют, в первую очередь, свое незнание Корана и своих же священных текстов. Когда начинаешь разбираться, то выясняется, что дело снова в языке. ...

Я часто разговариваю с арабами, в том числе и с представителями арабской интеллигенции. Что характерно, обычно на русском языке. И их невежество не может не вызывать удивления: они не могут процитировать Коран, а царей Давида и Соломона считают не евреями, а палестинцами.

Отсюда:

* * *

В 1881 году Бен-Иегуда и Двойра Ионас, некогда учившая его русскому языку, приплыли в Эрец Исраэль, предварительно поженившись в Каире.
Сойдя в Яффе на берег, он торжественно объявил жене, что отныне они будут говорить только на иврите.
«Но ведь я знаю всего несколько ивритских слов», - воскликнула Двойра.
Первое время они объяснялись, в основном, жестами. Год спустя у них родился сын, его назвали Бен-Цион / Сын Сиона. Другого языка в доме, кроме иврита, он не слышал.
Когда к ним приходили люди, не владевшие ивритом, мальчика либо укладывали спать, либо куда-то выпроваживали. Бен- Циону пришлось очень трудно: дети не знали иврита и поэтому не могли и не хотели с ним играть.
«Дом Элиэзера и Дворы стал первым домом на этой земле - пишет Феликс Кандель – где его обитатели говорили в быту на иврите – после перерыва в 17 веков».
«У народа не должно быть 2-х разных языков. Язык должен быть один для всех, и это – иврит»,
- утверждал Бен-Иегуда.

В России с аналогичным заявлением выступил Владимир Жаботинский (Киев, 1911). Он сказал:
«Из 2-х языков, оспаривающих друг у друга первенство в нашей национальной школе, победа останется за древнееврейским».

На конференции в Москве в 1917 году Хаим Бялик сказал:
«Тысяча евреев, отрекшихся от еврейства в средние века, прежде всего отреклись от иврита и вскоре перестали быть евреями… Где бы ни обнаружил ты полное забвение еврейского языка, там еврейская нация приговорена к вымиранию… Так будем же хранить нашу душу. Наш язык – язык души нашей». (Он имел ввиду иврит, идиш тогда называли жаргоном – С. Д.).

«Стремясь к обретению своей земли, к собственной политической жизни, - писал Бен-Иегуда, - мы должны обрести и свой язык, который нас сплотит. Этот язык – иврит, но не язык раввинов и ученых. Нам нужен такой иврит, на котором мы сможем говорить о житейских делах. Нелегко будет возродить язык, надолго погрузившийся в спячку. Времени мало, а работы впереди невпроворот… Мы оживим его, вложив в уста наших потомков на той земле, где он когда-то цвел и плодоносил!»

Над ним смеялись, с ним спорили. Он продолжал делать свое дело.

Феликс Кандель пишет:
«Читатели присылали письма с просьбой разрешить вопросы, возникавшие при употреблении иврита в разговорной речи, и Бен-Иегуда отвечал на каждое письмо.
К примеру: «Уважаемый господин издатель, обращаюсь к вам с покорнейшей просьбой! Как назвать на иврите такие предметы /названия приведены в письме по-немецки/: полотенце, скатерть, занавеска, решетка?»
Ответ: «Кусок ткани, которым осушают лицо и руки, назовем «магевет» от глагола «легавот» - осушать. Для покрывала на стол в Талмуде есть название – «мапа». Занавеску можно назвать «парохет» /занавес, закрывающий в синагоге Арон га-Кодеш/. Для обозначения железных прутьев есть слово в Талмуде – «гротаот».

Всякий раз, когда очередной номер газеты из Эрец Исраэль попадал в страны рассеяния, читающая публика с изумлением обнаруживала в нём неизвестные слова, к которым надо было привыкать.
Таких слов было очень много:
«итон» - газета, «милон» - словарь, «ипарон» - карандаш, «мисада» - ресторан, «миспара» - парикмахерская, «шаон» - часы, «цилум» - фотография, «тизморет» - оркестр, «парпар» - бабочка, «митбах» - кухня, «масаит» - грузовик, «ракевет» - поезд, «миштара» - полиция, «минзар» - монастырь, «буба» - кукла и многие другие.
Одновременно с этим шла замена иноязычных слов, использовавшихся в то время в литературе на иврите:
агитацию поменяли на «таамула», организацию на «иргун», инициативу на «юзма», вместо бюджета появился «такцив», вместо бомбы – «пцаца», вместо библиотеки – «сифрия», делегация стала именоваться «мишлахат», телеграмма – «миврак», церемония – «текес», кандидат – «муамад», рецензия – «бикорет» и так далее.

Словотворчество вызывало насмешки и недовольство еврейских писателей и деятелей культуры в Европе, которые не могли примириться с тем, что несколько человек в Иерусалиме занимаются «изобретением слов». «Комитет языка иврит» называли в насмешку «фабрикой слов», его участников – «разрушителями языка», хотя впоследствии многие писатели использовали новые слова в своих сочинениях».

Первоначально в помощь учителям начальных школ, ставших преподавать на иврите, «Комитет языка иврит» опубликовал перечень арифметических терминов, затем последовала разработка терминологии в разных областях науки и техники.

Элиэзер Бен-Иегуда организовал и возглавил «лингвистический комитет по ивриту» и в 1910 году приступил к составлению «Полного словаря древнего и современного иврита», последний 17 том вышел в 1959 году через 37 лет после его смерти.

На Десятом Сионистском конгрессе (Базель, 1911) по настоянию Хаима Вейцмана иврит был признан официальным языком сионистского движения.

Продолжу Феликса Канделя:
«К концу Первой мировой войны 34 тысячи человек сообщили при переписи, что иврит является для них основным языком.
После установления британского мандата Элиэзер Бен-Иегуда и его последователи (Авраам Усышкин и др. – С. Д.) добились от английских властей, (убедили Британского верховного комиссара Г. Сэмюэля – С. Д.), чтобы иврит стал одним из официальных языков страны – наравне с английским и арабским: это произошло двадцать девятого ноября 1922 года.

В течение 14 веков,... говорили в Эрец Исраэль на иврите. Затем он постепенно вышел из употребления.
Элиэзер Бен-Иегуда вернул его на Святую Землю 17 веков спустя.


Отсюда:
Вот краткая история человека, сделавшего иврит языком Израиля (по книге Феликса Канделя). Имя этого человека Элиэзер Бен-Иегуда (1858–1922)


Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
Tags: кажущееся и действительное, судьба и образ, факт
Subscribe

  • З «КРИВАВИХ СОНЕТІВ № 28»

    * "гнила вода", "брудна вода", "каламутна вода" - варіанти перекладу з фіно-угорських мов на російську мову назви…

  • У чому різниця?

    (відповідь - перший варіант дешевший, не пропонувати): 1) "Росія напала на нас тому, що у нас кирилиця" (тому треба змінити на…

  • Очередь за дефицитным импортным хлебом, 1981 год

    В СССР после Хрущева так разбаловали народ всеобщим благосостоянием, что хлеб из русской пшеницы уже не брали, брезговали. А очереди по всему СССР…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • З «КРИВАВИХ СОНЕТІВ № 28»

    * "гнила вода", "брудна вода", "каламутна вода" - варіанти перекладу з фіно-угорських мов на російську мову назви…

  • У чому різниця?

    (відповідь - перший варіант дешевший, не пропонувати): 1) "Росія напала на нас тому, що у нас кирилиця" (тому треба змінити на…

  • Очередь за дефицитным импортным хлебом, 1981 год

    В СССР после Хрущева так разбаловали народ всеобщим благосостоянием, что хлеб из русской пшеницы уже не брали, брезговали. А очереди по всему СССР…