mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Categories:

Ватник Пушкин тоже ненавидел пиндосов и любил Царя

Пушкин - Чаадаеву
19 октября 1836 г. Из Петербурга в Москву


«Quoique personnellement attaché de coeur à l’empereur, je suis loin d’admirer tout ce que je vois autour de moi; comme homme de lettre, je suis aigri; comme homme à préjugés, je suis froissé — mais je vous jure sur mon honneur, que pour rien au monde je n’aurais voulu changer de patrie, ni avoir d’autre histoire que celle de nos ancêtres, telle que Dieu nous l’a donnée.»
 перевод  для русских:
«Хотя лично я сердечно привязан к государю, я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя; как литератора — меня раздражают, как человека с предрассудками — я оскорблен, — но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал.»

Тут надо только добавить, чтои в жизни  больше общался, и большинство своих писем Пушкин писал, на родном ему  французском языке.
(свой муттершпрахе - французский язык, Пушкин впитал в буквальном смысле "с молоком матери ". И в повседневной жизни и со своими родителями Пушкин говорил только по французски, и вообще, владел им лучше, чем русским, который гениально сочинял в процессе написания на нём своих стихов).

Пушкин, единственный из известных русских литераторов, который ни разу в жизни не был за границей.
Хотел, правда, удрать на Запад с контрабандистами из Одессы, ему для этого даже тайно деньги собирали, но не успел.
Выслали в деревню.
Выслали за издевательское манкирование работой (в Одессе вообще работать не хотел, а когда послали в Молдавию на саранчу, вместо того, чтобы туда поехать , пропил солидную сумму командировочных в имении кореша под Одессой и вместо отчета написал известный стишок про саранчу) , за блядство (мало того, что мелкий чиновник трахнул жену Губернатора, но вместо того, чтобы молчать  об этом,  ещё  и похабный стишок про светлейшего Воронцова написал и всем  этим стишком хвастался).

Вот ЗДЕСЬ, Дмитрием Ореховым собраны некоторые цитаты из Александра Сергеевича о " бездуховных геропейцах и пиндосах".

Например:


«...Франция, средоточие Европы... Народ властвует в ней отвратительною властию демократии».

«...С некоторого времени Северо-Американские Штаты обращают на себя в Европе внимание людей наиболее мыслящих... Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось... Но несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских, и их наблюдения возбудили снова вопросы, которые полагали давно уже решёнными.
С изумлением увидели демократию в её отвратительном цинизме, в её жестоких предрассудках, в её нестерпимом тиранстве. Всё благородное, безкорыстное, всё возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort)».

"Зачем нужно, чтобы один из нас (имеется в виду Царь) стал выше всех и даже выше самого закона?
Затем, что закон - дерево*;
в законе слышит человек что-то жёсткое и небратское. С одним буквальным исполненьем закона не далеко уйдёшь; нарушить же или не исполнить его никто из нас не должен;
для этого-то и нужна высшая милость, умягчающая закон, которая может явиться людям только в одной полномощной власти.
Государство без полномощного монарха - автомат: много-много, если оно достигнет того, до чего достигнули Соединённые Штаты.
А что такое Соединённые Штаты? Мертвечина; человек в них выветрился до того, что и выеденного яйца не стоит".

Диагноз, который Пушкин поставил Америке, выглядит неутешительно:
«Большинство, нагло притесняющее общество; рабство негров посреди образованности и свободы; родословные гонения в народе, не имеющем дворянства; со стороны избирателей алчность и зависть; со стороны управляющих робость и подобострастие; талант, из уважения к равенству, принуждённый к добровольному остракизму; богач, надевающий оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им втайне презираемой: такова картина Американских Штатов, недавно выставленная перед нами".

В 1834 году Пушкин писал о французских сочинителях, романами которых зачитывалась русская знать и образованный слой мещанства:
«Легкомысленная и невежественная публика была единственною руководительницею и образовательницею писателей. Когда писатели перестали толкаться по передним вельмож, они в их стремлении к низости обратились к народу, лаская его любимые мнения или фиглярствуя независимостью и странностями, но с одной целью: выманить себе репутацию или деньги. В них нет и не было безкорыстной любви к искусству и к изящному. Жалкий народ!»

«Явилась толпа людей тёмных с позорными своими сказаниями, но мы не остановились на безстыдных записках Генриетты Вильсон, Казановы и Современницы. Мы кинулись на плутовские признания полицейского шпиона и на пояснения оных клеймённого каторжника...»

Сам Пушкин был сторонником жёсткой цензуры.
В письме Бенкендорфу от 1830 года Пушкин написал о европейской прессе (в статьях того времени Россию клеймили за подавление Варшавского бунта):
«Озлобленная Европа нападает покамест на Россию не оружием, но ежедневной бешеной клеветою...Пускай позволят нам, русским писателям, отражать безстыдные и невежественные нападки иностранных газет».

(сам Пушкин в своем "КЛЕВЕТНИКАМЪ РОССІИ"  и бывшему своему знакомцу Мицкевичу, и всем полякам вместе с ним, от себя пожелал , чтобы среди не чуждыхъ имъ гробовъ, хватило мѣста въ поляхъ Россіи для ихъ озлобленныхъ сыновъ .
За что так? За то, что  вся их  злость состояла в том, что поляки хотели жить не в России, а в Польше).

«Свободная печать» всегда раздражала поэта.
(как пишет Д.Орешкин - и могих людей в России "одураченных западной (масонской) пропагандой того времени", что выглядит особенно пикантно, если знать, что и сам Пушкин был масоном)

«Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство в праве не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придёт, и может остановить раздачу рукописи, хотя строки оной начертаны пером, а не тиснуты станком типографическим. Закон не только наказывает, но и предупреждает. Это даже его благодетельная сторона».

«Я убеждён в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось.... Да будет же мысль свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом».

Будучи сам выходцем из Африки, Пушкин о других русских нерусях , писал такое:

«Простительно выходцу не любить ни русских, ни России, ни истории её, ни славы её, - говорил Александр Сергеевич. - Но не похвально ему за русскую ласку марать грязью священные страницы наших летописей, поносить лучших сограждан и, не довольствуясь современниками, издеваться над гробами праотцев».

И это несмотря на то, что в одном из первых своих стихов ("MON PORTRAIT") писал о своем портрете так:
Oui! tel que le bon Dieu me fit,
Je veux toujours paraître.
Vrai démon pour l’espièglerie,
Vrai singe par sa mine,
Beaucoup et trop d'étourderie.
Ma foi, voila Pouchkine.
1814
Да, такимъ какъ Богъ меня создалъ,
Я и хочу всегда казаться.
Сущій бѣсъ въ проказахъ,
Сущая обезьяна лицомъ,
Много, слишкомъ много вѣтрености —
Да, таковъ Пушкинъ.
(У гениального разгильдяя Саши , закончившего царскосельский лицей третьим с конца по успеваемости, были две клички - Француз за плохое знание русского языка и Обезьяна - за его африканское происхождение)

Не одобряющих "Русский Мир" того времени, Пушкин клеймил почти современными словами, что ещё раз подтверждает го гениальность:
«для коих где хорошо, там и отечество, для коих всё равно: бегать ли им под орлом французским или русским языком позорить всё русское - были бы только сыты...»

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый лик увидел.
И нежно чуждые народы возлюбил
И мудро свой возненавидел.
Когда безмолвная Варшава поднялась
И ярым бунтом опьянела,
И смертная борьба меж нами началась
При клике «Польша не згинела!»,
Ты руки потирал от наших неудач,
С лукавым смехом слушал вести,
Когда разбитые полки бежали вскачь
И гибло знамя нашей чести.
Когда ж Варшавы бунт раздавленный лежал
Во прахе, пламени и дыме,
Поникнул ты главой и горько возрыдал,
Как жид о Иерусалиме.


(а то, что потом потомками будет считаться за "исконно-русское", Пушкин часто сам сочинял из нерусского вот так:
Как для барина, получилось красиво, но в народе это наизусть не учили, народные песни на стихи поэта не сочиняли и портреты его в избах вешать не стали. Не признали за своего).

Сами слова «демократ» и «демократка» были для Пушкина ругательными.

«...Чистая демократка. Никого ни в грош не ставит»

Идеал гражданского общества, вызывал у Александра Сергеевича в лучшем случае усмешку:

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспаривать налоги...


«С изумлением увидели мы демократию в её отвратительном цинизме, в её жестоких предрассудках, в её нестерпимом тиранстве».

«Во все времена были избранные, предводители; это восходит от Ноя и Авраама. Разумная воля единиц или меньшинства управляла человечеством... Роковым образом, при всех видах правления, люди подчинялись меньшинству или единицам, так что слово «демократия» в известном смысле, представляется мне безсодержательным и лишенным почвы».


Цитируя слова Гоголя -
«Если сам Пушкин думал так, то уж верно, это сущая истина»,-
сделавший эту подборку Д. Орешкин, для которого "Пушкин - это наше всё", спрашивает:
-«Какой тут напрашивается вывод?»
И сам же себе отвечает:
«Больше читайте Пушкина и помните: Пушкин - это наше всё, но не всё наше - Пушкин.»

И он прав. Русским лучше решать самим за себя.
А мне, как украинцу, давно очевидно, что Пушкин для меня, это - и не "наше", - и не "всё"

*
Именно из-за того, что в России к закону и до сих пор отношение такое, как у Пушкина, до 1917 года в Рос. империи ходила поговорка, которую я слышал от своего деда 1900 года рождения:
"В России закон как столб- перепрыгнуь нельзя, но обойти всегда можно"


P.S.
Был бы благодарен, если бы кто-то подсказал, где найти документальный фильм российского производства, в котором убедительно и доказательно рассказывалось, что настоящий русский интеллигент должен сознательно работать на Российское Государство, и своё добровольное сотрудничество с спецслужбами России за не за обязанность, но за честь для себя почитать должен .
Доказывалось это на примерах и Пушкина и Тютчева, и Тургенева (который, оказывается, вообще многолетним русским резидентом в Франции был и даже денег за это отказался брать) и Достоевского (друга и советчика Победоносцева)...
Видел я это кино лет 10 назад по какому-то из Российских телеканалов, жаль что не записал название...
Душевно, и со знанием дела было снято...

Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
Tags: кажущееся и действительное, судьба и образ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments