mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Современная деревенская проза нечерноземья



Originally posted by antin_yabluko at типа вангуем
В чайной, под Ярославлем, били ветерана Сережу.
Били с толком. Да что там били? Пиздили!
-Ах ты ж сука. Нааа, - и сапог тракториста Кузякина оставил красивый геометрический узор на Серёжкиной спине. Акурат между "Донбасс - русская земля" и звездами.
- Да вы, че, бля, мужики, - вопил Сережа, - Я ж ...,- что именно договорить не дали, а кулак учителя местной школы Гуняева четко дал понять, что собравшиеся в корне не согласны с какой-либо Серёжкиной аргументацией.
- Ммммммы, - продолжал настаивать Сережа, - мыыыыы.
- Нахуй тебе та Хохляндия сдалась?
- Ыыыыыыы...- начали заканчиваться аргументы у Серёжи.

Первой пришла в себя продавщица Зина. Возраста Зины никто не знал, а на глаз, сходу, малоопытный человек определить не мог. Опыта в этом вопросе у человечества накопилось мало, по этому то ли 30, то ли 60. По деревенской легенде, чайную построили сразу вокруг Зинки. И надпись возле входа "июль 1958", а ниже "Михаил" на что-то наталкивала: Зину именовали еще и "Михаловна", а в июле спрашивали о "проставе за днюху"
- Эййй. Мужики, а ну хватит. Убьете еще. Вон ногу уже оторвали. Платить то кто будет?
- За ногу??? - Сначала перепугано, а потом уверено подал голос Кузякин. - Ногу не мы - это ему хохлы отхуярили. Пусть они платят. - Кузякин вертел в руках протез ветерана.
- Да какую, в пизду, ногу... В жопу ее, - Зинка заулыбалась: видимо ей очень понравилась логическая цепочка. - За выпивон. И посуды с мебелью набили.
Стоит отметить, что из столовых приборов, гордо именуемой Зинаидой "посудой", на столе было штук 10 пластиковых стаканчиков и 4 алюминиевые вилки, тарелку заменял номер газеты "...ивская правда". А содержимое "тарелки" - аккуратно нарезанное яблоко и хлеб. Рядом стояла распечатанная пачка кильки в фабричной упаковке.
- Табурет вон расхерячили, - Зина показала в сторону табурета.
- Дак мы то че.. мы ни че... Вон пусть Сережка платит - он же проставлялся. Днюха у него.
- Ыыыыыы, - вставил Серега.
- За орден! Ты че? Орден ему прислали. С Донецка. - уточнил учитель.
- Мыыыыы, - Почти пришел в себя Сережа. И почувствовав, что бить перестали, добавил, - Я бляяя.. мыыы...
- Мы-мы. Вот че мычишь?
Мычать Сережка начал еще до того, как его начали бить. Именно это мычание и послужило поводом для избиения ветерана.
- Я .. мы ... бля, - опять начал Сергей. - Я ногу ..., - и сразу закончил, памятуя чем закончилась предыдущая попытка рассказать про ногу.
- Вот хуль ты в ту Хохляндию поперся? - К этому моменту Сергея уже подняли и усадили на табурет. Рядом заботливо оперли протез. - Нахуй она нам нужна была?
- Только с колен подниматься начали, - добавил учитель, разливая водку по стаканчикам.
- А теперь вообще жопа. Жрать вон нечего. - Кузякин покосился на яблоко.
- Я против фашистов. За Русь.
- За Русь - усрусь. - Загигикала Зинаида.
- Америка сука. Они все затеяли. Пидарасы. - Вставил, до этого молчавший Федорыч. - А ты Сережка, не обижайся. Заебло просто. "Я воевал" и всё-такое. Типа мы тут просто так. Хуль...
- Угу. Ну да. Заебло ... - согласились остальные, - Мы ж тоже типа мужики.
- Ты не выделуйся. Понял? - продолжил Федорыч. - Вон и пенсия у тебя есть. По инвалидности.
Сережка кивнул и выпил. Учитель опять налил. Эта пенсия и была причиной пьянки. Сережке ее наконец-то выдали. Была она и причиной зависти. Чернейшей. Из собутыльников, только у Сереги уже была пенсия.
- Мы то свои. Понимаем. - Продолжил Федорыч. - Мы хули... Так. Поспорили - да замирились сразу.
- Я вон на тебя вабще уже не злюсь. - сказал Кузякин, а Сергей в это момент доставал щепки от табурета из волос. - Но ты лучше поменьше пизди про свой Донбас. Заебло просто. Герои сука. Мы тебя туда не отправляли. Да и нахуй надо, в общем.
- Ну да. - кивал Серега. - Я то че, я ж ниче. Я за Россию просто. А так то оно конечно. Че я не понимаю. Меня вон тоже заебло, - и кивнул в сторону протеза.
- Нее. Ну это тебя еще свезло, можно сказать. Живой вернулся.
- И пенсия, - вставил Кузякин. - Шара можно сказать.
Мужики выпили.
- Ты чужим говори лучше, что в Сирии ногу оторвало. Мол там воевал. А лучше молчи. Оторвало - и хуй с ней. Заебало это все.
На этих словах с грохотом упал протез. Все замолкли.
- НУ давай мужики. - Подытожил учитель Гуняев.
Все чекнулись и выпили.
- Зин, дай еще.

Через 7 лет, на пункте раздачи продуктов питания международной гуманитарной миссии, жители деревни Мзда Ярославской области передали сотрудникам украинского государственного агенства по защите национальной безопасности и прототиводействию последствиям сепаратизма некоего Сергея Николаева. За что получили вознаграждение: коробку тушенки, 2 мешка картошки, макаронов и разных круп на - всех. И по 350 гривен - на каждого.
Прочитав, в информационном листке гуммиссии по Ярославской области, заметку с этим содержанием, тракторист Кузякин скривился:
- Суки... Предатели... Кинули... Наебали... Меня хули-то не взяли. Я ж тоже... Ну ниче... Будет и на нашей улице праздник.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments