mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Великий путь освященный веками. Чем гордятся люди страны берёзового ситца

Если поинтересоваться - как относятся к берёзе те, кто профессионально занимаются лесами, то обнаружится, что среди нормальных хозяев леса берёза считается сорным, малоценным деревом. Оно, как сорняк, вырастает на местах сплошных вырубок, пожарищ.
И там, где уже выросла такая берёзовая роща, в её тени никогда сами собою не вырастут ни сосновый бор, ни дубовая и никакая другая рощи:

"Вследствие зарастания древесно-кустарниковой растительностью неиспользуемые сельскохозяйственные угодья переходят к другим землепользователям или переводятся в земли запаса.
Только в Республике Марий Эл из эксплуатации выведено более десяти тысяч гектаров сельскохозяйственных земель. Значительная часть угодий... из-за отсутствия за ними своевременного ухода, стали активно зарастать древесно-кустарниковой растительностью.
Сосновые леса образуют крупные сплошные массивы. Однако в результате пожаров ... а также сплошных рубок, на месте сосняков на значительных площадях возникли березовые и осиновые леса"...

(МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ГОУ ВПО «МАРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»
ЛЕСНЫЕ ЭКОСИСТЕМЫ
В УСЛОВИЯХ ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА...
Материалы международной конференции)



Чем хуже в стране занимаются лесным хозяйством, тем большая площадь леса там зарастает березами.

Поэтому, человеку в здравом уме и трезвом знании, не придет в голову гордиться тем, что он живёт "в стране берёз".

Потому как, по большому счету выходит, что (сам не подозревая об этом), человек страны берёзового ситца гордится тем безобразным отношением к родной природе, которое и выделяет его страну среди других стран уже не первую сотню лет:

Альбом "Великий путь". Виды Сибири и её железных дорог". 1899 год.



"Первоначальный обычай выжигать леса, находясь в тесной зависимости от развития земледелия, явился главнейшей причиной уменьшения лесов. Обширные сибирские леса с появлением в них человека стали заметно редеть, особенно в местах более населённых. Потребность в лесовыжигании является там, где развито земледелие: территория, сплошь покрытая лесом, не может содействовать успешному земледелию, и, в этих видах, лесоистребление получило характер обычая, освящённого веками.
Нынешняя лесная полоса Сибири не представляет уже той картины, какая была 300 и даже 100 лет назад. В земледельческой полосе и на юге Сибири заметно оскудение лесов. Леса сохранились ещё к северу от главного тракта, но тайга беспрестанно горит.
Кроме умышленных поджогов, причинами пожаров являются небрежное или неосторожное обращение с огнём, молния и палы. Последние в Сибири представляют очень обычное явление.
Палы пускаются с целью выжечь траву или жнивьё на поляне или лужайке и очень часто, переступая границу этих полей, достигают леса и истребляют последний в громадном количестве. Палы, хотя и признаются полезной для сельского хозяйства мерой, вместе с тем приносят и большой вред в прочих отношениях..."




Население любой страны любит свою природу и естественно, поёт то, что видит. Кто видит пальмы, поёт пальмы. Кто видит берёзы, поёт берёзы. Поет, в подавляющем большинстве своем не зная причин, которые привели к тому, что видит он, по большей части берёзы.
Тем более, что ещё учительница его первая его Марь-Ивановна впечатала в детские мозги, что гордиться обилием берез, это хорошо.
И Есенин что то такое трогательное о березах писал...
И у Куинжди картина прекрасная есть- "берёзовая роща" называется...
И Шукшин в фильме так трогательно березки обнимал...



Березы — сверстники социальных перемен.
Автор статьи Е. Пономаренко.
Из журнала "Наука из жизнь" №5-6, 1992 г.

Нередко общественные события вызывают изменения в природопользовании, а береза служит своего рода экологическим индикатором таких изменений. Свидетельство тому — разросшиеся березовые леса, доля которых в современном ландшафте значительно больше, чем была, скажем, два столетия назад. Как мы увидим в дальнейшем, береза извлекает из тьмы веков на свет такие факты и связи, на которые обычно мало кто обращает внимание.

Но прежде, чем углубиться в суть дела, необходимо вспомнить некоторые биологические особенности березы. Прежде всего это любовь к свету — береза может расти только на открытом свету. Ботаники называют березу реактивным видом — все биологические особенности этого дерева направлены на быстрое развитие в подходящих условиях. Береза быстро растет в хороших и быстро погибает в плохих условиях. У нее нет тех многочисленных приспособительных возможностей, которые позволяют другим деревьям.

Осенью береза выметывает огромное количество семян. Они сохраняют всхожесть относительно недолго, но их так много и они настолько своевременно появляются, что любая проплешина на земле, находящаяся на освещенном месте, может стать местом прорастания берез. Листочки первого года у проростка березы — крошечные (2—4 мм), поэтому первые два-три года она растет медленно. Зато потом береза начинает расти очень быстро — один-полтора, а в удачные годы и два метра. Этот рост вверх кончается уже к 40—50 годам, а затем береза продолжает потихоньку прирастать в толщину и наращивать крону. Живет береза относительно недолго — только единичные березы доживают до 100, очень редко — до 120 лет.

Когда на залежь или вырубку насеваются семена разных деревьев, как правило, семян березы бывает больше всего и растут они быстрее всех. Как только кроны растущих деревьев начинают смыкаться, огромное количество берез, попавших в тень, гибнет. В дубраве, липняке, ельнике и даже в сосняке (даже — потому, что сосна тоже светолюбива) в зрелом возрасте деревья могут стоять на расстоянии метра друг от друга — лес густой, темный. У берез старые деревья стоят на большом — до 20 метров — расстоянии, смыкаясь широкими раскидистыми кронами. По мере роста березы нижние ветки, оказавшиеся в тени, засыхают и отмирают.

Поэтому в таком лесу всегда светло и просторно. Это позволяет косить в нем траву и выпасать скотину. Быстро растущие виды и тут получают большое преимущество, особенно если выпас начинается, когда они уже выросли настолько, чтобы уйти из-под морды скота. Аналогично дело обстоит в рекреациях. Все, что ниже определенного уровня, при этом затаптывается, обгладывается.

Под пологом березы ее собственные потомки не выживают и не становятся взрослыми деревьями. Поэтому те огромные площади березняков, которые мы видим повсеместно, указывают на перемены в землепользовании: эти березняки никак не могут быть исконными лесами, они сверстники перемен.

Самым старым березнякам в Московской области лет 100—120. Эти березняки ровесники великой реформы 1861 года. Одним из ее малозаметных, но существенных результатов стала рубка лесов на больших площадях. Помещики, лишившись прежних источников дохода, вырубали леса на продажу. Крестьянские общины также быстро вырубали лес — и дровяной, и строевой. Наделы леса, которые они получили, можно было немедленно превратить в столь нужные им деньги, и никакие механизмы сдерживания — ни привычки, ни традиции, ни авторитеты не останавливали их. Крестьяне наперегонки вырубали свои делянки, нисколько не заботясь о будущем. В результате в южных малолесных губерниях (например, в Тульской) за 10 лет после реформы было сведено более половины лесов — практически весь крестьянский надел. Естественным последствием этого стала катастрофическая засуха, которая вызвала страшный голод 1891—92 годов. Все это повлекло за собой общественное и государственное осознание проблемы. Был принят и, что более важно, энергично реализован пакет законов о сохранении и восстановлении лесов.

Время хищнического уничтожения леса сменилось временем интенсивного его разведения в тех же южных областях России. А в центральных областях по вырубкам выросли березняки: их остатки и есть те самые ровесники реформы, о которых мы говорили выше.

Огромные площади пашен и пастбищ заросли березняками во время Великой Отечественной войны. И в это же время большие лесные массивы (в Московской области — практически все ближние к столице леса) были сведены на дрова. Эти вырубки также зарастали березняками. Русская природа уже воздвигла нерукотворный памятник всенародной беде — памятник из миллионов белоснежных деревьев, памятник, который встречает нас в любом уголке этой многострадальной земли.

Как видим, современное широкое распространение березы связано с более или менее радикальными изменениями в истории России.

Но возникает закономерный вопрос: какими были леса на Русской равнине раньше? Другими словами, каковы были исконные русские леса? Мы можем судить об этом по немногочисленным дошедшим до наше¬го времени лесам, сохранившим естественный облик (таковы, например, леса отдельных участков Засечной черты на юге Калужской области).

Исконные русские леса состояли из деревьев разных пород, число которых было велико. Береза занимает в таких лесах очень небольшую долю общей площади. Почти все остальные деревья живут дольше березы, так что в естественных условиях распространение березы весьма ограничено не только в пространстве, но и во времени. Словом, в старых (исконных) лесах береза не занимала заметного места. Для наших предков, которые пришли на Русскую равнину, эта бескрайняя земля могла быть дубовой, кленовой, еловой, но никак не березовой...

Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
Tags: вести с полей, кажущееся и действительное, судьба и образ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments