February 9th, 2020

pic#108509455 министерство предупреждает

Оунлирусскокультурные в Украине сейчас находятся на этапе 1920 года



М.М.Пришвин 1873-1954
Интеллигент, писатель земли русской.

До 1917 года:
Я, чистокровный елецкий потомок своего великорусского племени, при встрече с любой народностью: англичанином, французом, татарином, немцем, мордвином, лопарем – всегда чувствовал в чем-то их превосходство. Рассуждая, конечно, я понимал, что и в моем народе есть какое-то свое превосходство, но при встрече всегда терял это теоретически признаваемое превосходство, пленяясь достоинствами других. Самовозвеличивание национальности мне, русскому, было всегда до того непонятно, что встреча с этим вызывала особенное душевное движение, как было в рассказе одного английского писателя о своей любимой собаке. Бывает, говорит он, в минуту душевной тревоги потянешься с человеческим чувством к собаке, хочешь нежно погладить ее по голове, как любимого человека, и вдруг оказывается, что самого главного в человеке – лба, у собаки нет, и рука проходит по гладкому месту, и душа содрогается… Так содрогается душа у меня от бесчеловечности воинствующего национализма.
И вот этот город света (Санкт Петербург), единственный, где я не чувствовал стыда за себя, за русских, вот он в своей трагической славе встает передо мной и поднимает меня. Наконец-то я чувствую себя, как русского, в превосходстве. Теперь я знаю, что если бы все народы имели свой стыд перед другими, стыд, вытекающий из глубокого чувства родства и ответственности за общее дело, то не было бы этой страшной войны.
И я знаю, что эта моя правда русского бессмертна и что рано или поздно этот свет моего «города света» преодолеет и победит сокровенные источники зла (англо-еврейство).

6 Февраля 1920г.
Старая империя рухнула, новая империя еще не построена, а если нет имперского отечества, то даже вкус воды уже не радует.
Тоска по "единой неделимой России"


…Иду по улице, ветер, слышу, елки на чьем-то дворе шумят, и вспомнилось мне, как, бывало, раньше такой шум елей услышишь и Сибирью повеет, а Сибирь представляется как великая русская дебрь с неиссякаемым богатством и с этим вместе вся Россия, как золотое дно, и с ними свобода моя и какая-то неиссякаемость.
Теперь сразу нет ничего, и ели так шумят, куда все девалось? И тут же: вот что значит единая неделимая Россия: и ветер не такой, и шум деревьев не такой…
Главное, что, как, бывало, эту всю страну представишь, то и человека русского с нею, куда ни кинешь мысль — всюду он — свой… а теперь он ничтожный, отдельный, маленький и в плену, как в сети, кувыркается, и пространства все заключены.



1939.
Империя восстановлена и опять русскому человеку счастье. Вот только сволочь «Маршак, смертельный враг, получил орден Ленина» а Пришвин только орден «Знак почета», жаба давит.


Наше “сталинское” общество есть спасение мира, то самое чистое счастливое состояние людей, из-за чего был распят Христос и с ним физический человек в истории культуры. Мы достигли конечного счастья, и вся история человечества теперь открыта в своих тайнах и сводится к нашей конституции. Трагедия кончена, мир будет спасен через две-три пятилетки.

Первое чувство от пакта (Риббентропа-Молотова) — почему-то была радость (похожая на 1-ю радость в 17 году от свержения царя).
Радость и умственные перспективы. На деле же необходимость диктует пакты и войны, те, кто в этом участвуют, все понимают другим умом, как в театре актер и зритель.
Так с 1914 года по 1939 совершил наш народ трудный путь из-за политической ошибки царя: четверть века не­описуемых терзаний всего народа за эту ошибку царя воевать против Германии! И вот почему я предсказываю: союз с Германией вопреки всякой идеологии сделается очень прочным, длительным и переделает весь мир.

Вальбе (критик, писавший и о Пришвине) до того восхищен своими евреями, что вгорячах и со мной говорит, будто я тоже еврей: — А марксизм! — воскликнул он, — ведь это наш народ сделал!
Вальбе и Цветков (библио­граф Розанова) — это представители двух борющихся между собой миросозерцаний. Цветков с «героем» (а это, как мы помним, Гитлер), Вальбе же верит, что если собрать все пустяки жизни и организовать их, то количество перейдет в качество непобедимой силы.
Еще ярче и безнадежнее выступает на фоне «пустяков» личность Гитлера. Он так смотрит на все, что все на свете имеет еще две стороны. Правильную и неправильную. Так что чаша весов всегда и во всем стояла в равновесии, и вопрос о том, на какую стать сторону, что выбрать, решается тем, что мне самому сейчас выгодней, решается разумно и практически.
Это не есть английско-еврейское миропонимание. Напротив, германо-гитлеровское, христианское, это вера в то, что стороны абсолютно правильны и абсолютно неправильны. И ты, человек, должен знать, какая сторона правильная и какая неправильная, и ты должен стать за правду и биться со злом — неправдой....
pic#108509455 министерство предупреждает

Ждем появления этого фото с цитатой из "Василия Тёркина" на русских плакатах к 9 мая 2020 года

Жить без пищи можно сутки,
Можно больше, но порой
На войне одной минутки
Не прожить без прибаутки,
Шутки самой немудрой.
Без зонта, без грамофона,
Балалайки с пулемётом
Без хорошей поговорки
Или присказки какой...