?

Log in

No account? Create an account

29 січня 2018

pic#108509455 министерство предупреждает

Блокадная квартплата и хлеб на крови (играет бодрая музыка -"я другой такой страны не знаю...")

"Разбираю письма моей бабушки из блокадного Ленинграда.
Потрясающие документы, достойные отдельного разговора.
Но сейчас хочу обратить внимание только на один момент, сильно меня удививший и о котором я раньше не задумывался. Квартплата.

Зимой 1941-42 гг., когда люди в городе мёрли как мухи, государство продолжало исправно взимать дань за жилплощадь, а законопослушные граждане покорно её платили. Бабушка в самом начале Блокады после эвакуации детей, ареста и последующего расстрела мужа (моего деда) осталась одна и без работы - иждивенческая категория - самые низкие нормы выдачи продуктов. При этом она сильно боялась потерять две комнаты в коммунальной квартире на улице Петра Лаврова. Для того чтобы выжить, а главное - заплатить за жильё, она сдавала кровь:

«Я записалась в доноры и 22/X дала 180 гр. крови.
Теперь получив за это 108 руб., я имею возможность заплатить за 2 месяца квартплату
(июль, август).
Для себя у меня остается 8 руб., но я не горюю, так теперь очень мало денег надо, чтоб выкупить, то что дают, а там видно будет.
»

Вот куда эти деньги девались?
Блокадный Ленинград закупал продукты у СССР? Нет конечно.
Значит, деньги тупо хранились в городских закромах и циркулировали исключительно внутри города - выдавалась зарплата, она возвращалась обратно за выкупленные по карточкам продукты (даже ничтожную пайку хлеба надо было выкупать), часть денег перетекала на черный рынок.
Но продовольствие-то извне на эти средства не закупалось!
Или я чего-то не понимаю в экономике Отечественной войны.

Ведь были же и элементы коммунизма - бесплатное питание на заводах, точно так же могли и «простить», хотя бы временно, плату за жильё. Но хрен вам! Блокадники буквально кровь отдавали, голодали, а государству законопослушно отстёгивали.

Что касается двух конкретных комнат на Петра Лаврова, то они всё равно пропали для нашей семьи.
Зря бабушка боялась и платила за них, тем более, что она там практически и не жила, мыкаясь по соседям, родным и знакомым. После бомбежки в начале декабря в окнах были выбиты все стекла, и обитать там было физически невозможно.

На деньги, отданные за бесполезное жильё, бабушка могла бы дольше протянуть, а то и вовсе пережить Блокаду.
Но она умерла в апреле 1942.
Ей было 37 лет, и я её никогда не видел."

Andy Novozhilov
· Vladimir, Vladimir Oblast,



facebook. Отсюда:




Цей пост також розміщено на: https://mysliwiec.dreamwidth.org/2956833.html
Коментів: comment count unavailable