February 13th, 2016

pic#108509455 министерство предупреждает

Марк Твен не говорив по-російськи («Отруйні зерна «русскава міра» )

Як чудово це все лягає в концепцію русскава міра, в якому украінскій язик має лише вспамаґательноє значєніє!

Мій гельсинський товариш Юрко Зуб закінчив перекладати есеї Вайнонена. У перервах між роботою він послухав «укрАінскоє радіо». На укрАінском язикє.
Он бил поражон:

Як то кажуть, накипіло. Сьогодні почув по радіо, як шанований мною Микола Вересень, спілкуючись українською з україномовним співрозмовником на теми релігії, вжив для ілюстрації цитату Марка Твена «Слухи о моей смерти несколько преувеличены».
Саме так, російською. Нагадаю, що і сам Вересень, і його гість розмовляли українською.

Плюс раніше я неодноразово чув, як україномовні люди цитують Франкліна Рузвельта ось так (з варіаціями): «Может быть, он и сукин сын, но это наш сукин сын».
Хто не знає, може подумати — що і в Твена, і в Рузвельта велікій і маґучій був радним язиком. І вони вважали великою крамолою заговорити, наприклад, англійською.

І цікаво, що таке цитування часто чуєш від людей, яких годі запідозрити в симпатіях до русскава міра. Це вже стало ніби традицією – такоє фпєчатлєніє, що це в багатьох на автоматі виходить. І не тільки в людей старшого віку (це ще можна пояснити спадком Совєтського Союзу) — а й у молодих, які майже все свідоме життя прожили в нєзавісімай Украинє.
Дивина та й годі.

Як чудово це все лягає в концепцію русскава міра, в якому украінскій язик має лише вспамаґательноє значєніє!

Вторинність української мови на підсвідомому рівні! Ну, я би ще зрозумів — якби то були такі афористичні цитати, які важко перекласти українською без істотних втрат. Але ж це не той випадок – обидві ці фрази можна вмить елементарно перекласти, було б бажання.

Так ф чьом же дєло? Невже оці зерна малоросійщини і меншовартості настільки вкоренилися у підсвідомості? Невже теорії про недолугість і вторинність української мови мають аж настільки широкую целєвую аудіторію?

У цей самий ряд можна паставіть і Collapse )

Ростислав Мартинюк





Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
pic#108509455 министерство предупреждает

О герцоге Ришелье, основавшем Одессу и похороненном в Симферополе и одесских краеведах

"Тьмы низких истин им дороже, их возвышающий обман"

25 августа 1867 года на американском пароходе «Квакер-Сити» в Одессу прибыл Марк Твен.
Сошел он на берег в сопровождении трех американцев и сотрудницы американского консульства в Одессе
Пробыл он в Одессе всего один день.



На одной из площадок (тогда "Гигантской" - с 1955 года "Потёмкинской" лестницы) с ними заговорил мужчина в кителе, застегнутом до подбородка на все двадцать сияющих медью пуговиц.
Он указывал лодочкой-ладонью в сторону памятника Дюку и говорил о чем-то весьма печальном. Бетси переводила.

Это была почти поэтическая баллада-экспромт о герцоге Ришелье, который ОСНОВАЛ Одессу, отечески заботился о ней, посвятил ей свой изобретательный ум, умел мудро рассудить, что послужит ей на благо, не скупясь отдал ей все свое богатство…
И что же? Люди, для которых он так старался, равнодушно смотрели, как он однажды спускался по этим самым ступеням – он был стар, беден, у него ничего не осталось – и никто не помог ему.
А когда он умер в Севастополе, почти нищий, всеми забытый, они устроили собрание, щедро жертвовали по подписке и воздвигли бронзовый памятник.



Для нью-йоркского корреспондента такие сведения были неоценимы, и пять долларов перекочевали из его кармана в ладонь печального, театрально поклонившегося человека.
(Позже в «Простаках за границей» Марк Твен дословно запишет этот вымысел и прибавит:
«Это напомнило мне слова матери Роберта Бернса: «Ах, Робби, ты просил у людей хлеба, а они подали тебе камень»).


Конечно же, в Париже, в церкви Сорбонны, Твен видел усыпальницу кардинала Ришелье, где на самом деле похоронен и одесский Дюк, умерший в Париже в ранге премьер-министра Франции.

Но легенда Твену понравилась больше".





Причем, о том, что враньём является не только вторая часть рассказа двадцатипуговичного фейкомёта -попрошайки (о нищей старости Дюка), но и первая часть его рассказа (о "основании" города), автор предпочитает умалчивать.

Энциклопедический Словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона:


""ОДЕССА
В польских актах XIV в. местность О. значится в числе литовских владений.
В XVI в. в ханских ярлыках упоминается бывший здесь Качибеев маяк, принадлежавший Литве ...
ОСНОВАН Качибей, вероятно, еще в XV в. и к концу столетия был значительным торговым городом.
С конца XVII в. в Качибее или Хаджибее турки стали держать небольшую флотилию и в 1764 г. построили здесь крепостцу Ени-Дунья.
В 1769 г. на Хаджибей напали запорожцы, но кроме разграбления окружающих местностей ничего не достигли, равно как и в последующие годы.
После 1772 г. турки еще более укрепили Хаджибей, и взять его нашим войскам в 1789 г. было довольно трудно.
Закреплен за Россией Хаджибей был только по Ясскому договору, в 1791 г.
Первоначально предполагали из Хаджибея сделать поселение для моряков, но в 1793 г. здесь была устроена крепость,
а в 1794 г. Хаджибей был обращен в военно-торговый порт и ПЕРЕИМЕНОВАН в Одессу...
В 1802 г. в Одессе учреждена должность градоначальника (ранее — градский комиссар); ее занял герцог Ришелье"....

Большая Советская Энциклопедия (БСЭ):

"ОДЕССА (ЦЕНТР ОДЕССКОЙ ОБЛ.)
город, центр Одесской области УССР.
О. основана на месте татарского поселения Качибей, первое упоминание о котором относится к 1415...
По Ясскому мирному договору 1791 Хаджибей вошёл в состав России. В августе 1794 в Хаджибее ... начала создаваться морская гавань.
В 1795 Хаджибей ПЕРЕИМЕНОВАН в Одессу"....



Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/