May 20th, 2013

pic#108509455 министерство предупреждает

Ніякої озвучки не буде, бо "прійдут с трізубцамі і начнут сваю антігасударствєнную прапаганду".

Кабмін заборонив проводити в неділю мітинг-реквієм біля символічного кургану у Биківні.

На території Національного історико-меморіального заповідника "Биківнянські могили" у День пам’яті жертв тоталітарного комуністичного режиму мало відбутися традиційне вшанування сотень тисяч українців, розстріляних і захоронених у Биківні.

Проте, за словами директора музею, розпорядженням Кабінету міністрів було заборонено проводити мітинг-реквієм біля символічного кургану у Биківні.

Присутні на місці українські священики, заступник голови Верховної Ради Руслан Кошулинський і народні депутати-свободівці Ірина Фаріон, Олександр Шевченко, Юрій Сиротюк, Святослав Ханенко здійснили молитву пам’яті мільйонів українців, що загинули від "совєцького окупаційного режиму".

Зокрема, Сиротюк розповів, що коли він у неділю звернувся до працівника музею із проханням увімкнути звукопідсилювальну апаратуру , той заявив, що ніякої озвучки не буде, бо
-"прійдут с трізубцамі і начнут сваю антігасударствєнную прапаганду".


pic#108509455 министерство предупреждает

Что было киевлянам за несданный и незарегистрированный радиоприемник.

Еженедельник 2000
Битва за Киев. Первый провал блицкрига
Автор- Олег ЯСИНСКИЙ,
бывший связной
киевского подполья,
полковник в отставке.


"В июле 1941 г. все заключенные были из Лукьяновской тюрьмы эвакуированы.
Опустевшую тюрьму заняла комендантская команда, на которую возлагались обязанности охранять новых арестованных: дезертиров и мародеров, подозреваемых в шпионаже, провокаторов и распространителей слухов.

17 сентября при отступлении советских войск с правого берега часть этих людей (около 100) по решению военного трибунала были расстреляны во внутреннем дворе тюрьмы
(автор скромно умолчал о том, что среди этих "100 новых арестованных" были и киевляне вовремя не сдавшие гуманной советской власти свои радиоприемники).

Прежде чем ознакомить читателя с событиями 18 сентября 1941 г., необходимо сообщить важный факт. Киев в этот день оказался без власти. Советские войска покинули правобережную часть города, немецкие еще не вступили, и каждый житель был предоставлен самому себе, мог делать что угодно.

Collapse )

Не сдать, спрятать радиоприемник — нельзя. Их продажу строго контролировали, и на владельца распространялось следующее правило. Дословно:
-«Радиоприемники и отводы от них подлежат обязательной регистрации. Радиоприемники и отводы должны быть зарегистрированы в городе в трехдневный срок со дня их приобретения, в районе — десятидневный срок. Регистрация радиоприемников и отводов, а также прием абонентской платы производится во всех почтовых отделениях. Абонентская плата за радиоприемники и отводы вносится за каждый квартал вперед».
За конфискованные радиоприемники владельцам выдавалась квитанция на право получения после войны.

В 1946 г. по этим квитанциям владельцам возвращали радиоприемники, но только трофейные, аналогичного класса. Получателей оказалось совсем немного, война внесла свои коррективы.
От принесенных мною со склада двух радиоприемников СИ-235 (наиболее распространенный в то время, принимающий средние и длинные волны) и одного более высокого класса — 6Н-1 через пару дней пришлось срочно избавляться.
Приказ немецкой военной администрации требовал их сдать (а заодно и лампы, и детали) в трехдневный срок, за невыполнение — расстрел
(автор не мог не отметить нечеловеческую жестокость приказов оккупационных властей, обещавших расстрелять всего-навсего за несданный радиоприемник.).

Избавиться от приемников можно было двумя путями. Отнести на приемный пункт, или, что было более легко, но небезопасно, выставить на проезжую часть улицы ночью. Угроза исходила от немецких солдат, патрулирующих город. Шли они, как правило, по булыжной мостовой, цокая сапогами или ботинками, подбитыми металлическими гвоздями. Этот звук хорошо был слышен в тишине, что давало возможность скрыться и переждать.

Утром немногочисленные прохожие обходили стороной выставленные ночью радиоприемники, безучастно наблюдая за погрузкой их на грузовик, отправляющийся в приемный пункт. Дорогая вещь стала ненужной и смертельно опасной.".