December 4th, 2012

pic#108509455 министерство предупреждает

Подрыв Днепрогэса и Хрещатика- свидетельства с двух сторон фронта

Немецкий архитектор Рудольф Волтерс был ближайшим сотрудником своего близкого друга и однокашника по Берлинскому техническому университету, Альберта Шпеера. В числе прочего Шпеер возглавлял во время войны и Организацию Тодта, занимавшуюся строительством на оккупированных Германией территориях. В 1942 – 1943 гг. Волтерс в качестве высокопоставленного сотрудника ОТ совершил несколько инспекционных поездок по занятым немцами советским территориям. Волтерс быстро занял высокое положение в архитектурной иерархии Третьего рейха, хотя в партию не вступал. Занимался в основном градостроительными проектами, издавал книги об архитектуре Третьего рейха и творчестве Альберта Шпеера. После войны работал архитектором, много проектировал, занимался публицистикой. Умер в 1983 г.

Отрывки из неопубликованных мемуаров Рудольфа Волтерса «Отрезки жизни»


Едем на Запорожье, ранее Днепрострой...Ниже по течению вдали виден железнодорожный мост, пересекающий поток... На другом берегу новый город Запорожье. Большой металлургический завод тоже находится на противоположном берегу Днепра, недалеко от города, который временно состоит из ОДНОЙ широкой роскошной улицы, в свое время запроектированной Эрнстом Маем.

Главный инженер гигантской строительной площадки плотины ведет нас и рассказывает о разрушениях и восстановительных работах. Во время отступления русские взорвали плотину посередине на ширине 175 метров. 3000 беженцев, которые находились в это время на плотине, были унесены течением.
Водяные массы толщиной 5 – 6 метров падают с 15-метровой высоты через пролом и понижают уровень воды так, что пристань в верхнем течении оказалась на суше, и не хватает давления для вращения турбин. Шлюзы тоже после взрыва стоят сухими, так что судоходство парализовано. Не только плотина, но и механизмы по большей части разрушены. Русские при отступлении отключили центральную смазочную систему, так что машины мгновенно перегревались и загорались. То, что после этого представляли собой машинные помещения, турбины и генераторы, было мастерской разрушительной работой. И сегодня видны потрескавшиеся железобетонные стены, оплавленные железные детали; все приведено в негодность.

Однако один агрегат уже работает с конца апреля, второй запущен чуть позже, так что станция уже может вырабатывать 20 000 киловатт. Из девяти турбин большинство будет осенью запущено. Раньше максимальная мощность станции достигала 500 000 киловатт, минимальная, при низкой воде, – 100 000. Остальные днепровские электростанции до отступления имели суммарную мощность в четыре раза больше, чем запорожская.

Весь комплекс, плотина и электростанция, был запроектирован немцами, оборудован частично американцами и построен при их консультациях и русском руководстве. В деталях работа скверная. Железобетон уже внешне производит плохое впечатление; арматура местами свисает из бетона, на необработанной поверхности которого там и тут уже 10 лет держатся куски деревянной опалубки. Пульты управления и прочие электрические устройства, как рассказывает нам ведущий электроинженер, таковы, что в Германии их оценили бы как самую плохую ученическую работу...

В 18 часов, еще при хорошем свете, мы приезжаем в Киев... Выше по течению третий мост в процессе восстановления. Здания на горе владычествуют над городом, выше всех башня лавры, окруженная бесчисленными луковицами церквей. Главная улица Киева полностью разрушена. При отступлении русские взорвали все бомбами с часовым механизмом. Некоторые остатки стен были взорваны нашими саперами, чтобы предупредить опасность обрушения.
.................
Так же как и эта плотина, многие электростанции и мосты попали в рабочем состоянии в руки русских, которые при отступлении реализовывали хорошо ими усвоенное понятие «выжженная земля» прямо-таки с чудовищным искусством. Хотя это давно доказано документами, но и сегодня, в 1980 году, немецкая пресса с истинной страстью повторяет русский тезис о том, что именно мы были теми, кто сознательно разрушал все жизненно необходимые сооружения. [...]

Больше здесь:

* * *

О том- кто и как взрывал плотину Днепрогэса- Здесь и Здесь. + Видео- Взрыв Днепрогэса 18 августа 1941

Подрыв Крещатика (вместе с населением) силами НКВД.

Тактика выжженной земли. Секретный приказ Сталина


"18 историй, которые произошли на территории Украины во время второй мировой войны и проходили в советских ведомствах под грифом "совершенно секретно". 18 страшных фактов, имеющих документальное подтверждение и свидетельства очевидцев. Абсолютно разные, но объединенные одним: это события, которые помогают понять - какой же война была на самом деле":"Уровень секретности 18" Док. фильм.
pic#108509455 министерство предупреждает

Совок, как инвалидность

Оригинал взят у frankensstein в Совок, как инвалидность
Бедная Мирослава Бердник совсем выжила из ума. Даже не знаю, чего больше достоин такой персонаж - презрения или жалости. С одной стороны, человек, оправдывающий и поддерживающий мучителей собственного отца, заслуживает конечно самого жесткого порицания. С другой, судя по постам Варежки в ЖЖ, она явно психически больна и требует медикаментозного лечения. Плохо только, что ее бредни находят отклик в сердцах тысяч читателей из России и Украины.

Воистину, совок - инвалидность.





* * *

И когда она "удивляется" тому, что один из РУИНы ( Радянська Українська ІНтелигенція) стал "активным "Руховцем", то память у неё тоже "избирательная":

Вот что свидетельствует в одной из публикаций Мирослава Бердник, дочь узника ГУЛАГа писателя Олеся Бердника:
«Как-то он (отец) рассказывал, что прибежал из ЦК взмыленный Драч, собрал партком и сообщил, что писательская организация получила задание от ЦК КПУ: мол, в Западной Украине создается радикальное националистическое движение, и на Союз писателей возложена задача воспрепятствовать этому, организовав в противовес собственное, в духе перестройки и решений XIX партконференции. Поговорили-поговорили и решили, что ответственными за подготовку будут Драч, Павлычко, Яворивский.»