September 29th, 2012

pic#108509455 министерство предупреждает

"Они стреляли нам в спину!" Зверства УПА в документах НКВД

Оригинал взят у marko19511 в "Они стреляли нам в спину!" Зверства УПА






* * *
И анекдот про те времена:

Разговор в управлении НКВД
-Зотов, а ты куда откомандирован?
-На Украину, пять на войну- бандеровцев истреблять.
-А если они тебя?...
-А меня-то за что?!
pic#108509455 министерство предупреждает

Травматическая психология исконного подсознательного.

Как в доме повешенного не говорят о веревке, так "в доме" исконников не говорят о национальном.
Спокойного разговора не получается.
Сразу начинается бешенство интернационализма заквашенного на шовинизме.
Чужие скелеты в их шкафу гремят костями.
pic#108509455 министерство предупреждает

Конкретная ЛЮБОВЬ к Кива-LOVE-у

Слаб, невыразителен и беден словами русский язык. Поэтому известный издеватель над рашенским лєнгвиджем Сергей Васильевич Кивалов, предлагает одесситам "Лавать" себя как-то не по русски, космополитически и абстрактно:



Но мы же взрослые люди, понимаем, - что к чему... Нас этими сердечком не проведешь...
Тоже мне, воздушные поцелуи в песочнице... Таких,как Сергей Васильевич, любить надо вот так. Без всяких иносказаний:

люблю кивалова общий

-Конкретным способом:
люблю кивалова крупно
А шо вы хотели? Выборы,- это вам не детский сад!
Одними поцелуями в рот тут не отделаешься...

pic#108509455 министерство предупреждает

Китайский чиновник приказал раздавить крестьянина дорожным катком

Оригинал взят у grosspanzerigel в Китайский чиновник приказал раздавить крестьянина дорожным катком
Оригинал взят у ckychnovosti в Китайский чиновник приказал раздавить крестьянина дорожным катком


Водитель катка, по приказу заместителя начальника посёлка, поехал прямо на крестьянина, который лёг на дорогу в знак протеста против маленькой компенсации за отъём земли. Житель посёлка умер на месте, его мозги и фрагменты черепа разлетелись в разные стороны. Более ста полицейских силой отбили его тело у односельчан и кремировали без согласия родных, которым заплатили за молчание.

Collapse )

Мне кажется, что если власти Китая не расстреляли этого чиновника, то они считают его поступок правильным. В принципе, это все объясняет.
У России отличные партнеры и друзья. 
pic#108509455 министерство предупреждает

Власть в России- "Большой рот и маленькие уши". Ничто не может процветать в атмосфере страха.

Проработавший в России 2 года Израильский профессор, доктор философии- Ицхак Адизес, на инвестфоруме «Сочи-2012» высказал свои наблюдения о бизнесе в России:

Collapse )

Предваряя первый вывод историей из собственного опыта, Адизес вспомнил случай во время чтения лекции в Академии народного хозяйства. Профессор пользовался диаскопом: он писал на прозрачных слайдах, и написанное выводилось на экран. В процессе работы слайд случайно повернулся на 90 градусов.
-Вся аудитория смотрела на эти слайды, повернув голову. Я читал лекцию, поэтому не сразу заметил, что происходит, потом посмотрел на экран и ужаснулся. Почему никто из аудитории не сказал мне: профессор, у вас неправильно стоит диаскоп или положены слайды?!
В США мне бы обязательно указали: "Профессор, все не так!", в Израиле через тридцать секунд сказали бы: "Идиот, что ты там такое написал!"
В России - полное молчание, никто не проронил ни слова...

Когда в процессе совещания входит руководитель - при этом не обязательно президент компании, это может быть менеджер среднего звена, - все замолкают. "Какой я делаю вывод? В этой культуре слишком много страха.
Речь не о том, чтоб не подчиняться властям, речь идет о страхе. Люди боятся говорить. Боятся вступить в конфронтацию с авторитетом.
Меня очень впечатлили российские предприниматели - они интеллигентны, умны, хорошо образованы, очень хитры. Они ведут себя адекватно. Но проблема в том, что вы не пользуетесь талантом.
У вас нет культуры, которая бы позволили людям внести тот вклад, который они могут внести.
Я вам дам один совет. В медицине бывает, что доктора говорят: "Слушайте свое тело". Мне кажется, проблема российской управленческой культуры в том, что голова отделена от тела. Мы не слушаем тело. Могу я дать совет тем высокопоставленным лицам, что здесь присутствуют? Слушайте свое тело.

Чем выше вы поднимаетесь по иерархии, тем меньше должен быть ваш рот и больше уши.
Мой опыт говорит о противоположенном: большой рот и маленькие уши. В этом проблема.




И дополнил в открытом письме к Медведеву:

Collapse )

Тот опыт, который мы когда-то пережили, даже если на данный момент все хорошо, продолжает влиять на наше поведение — сознательно или подсознательно. Например, человек, потерявший в автомобильной аварии ноги. Он закричит, если вы продемонстрируете готовность ударить его по ногам, хотя их уже нет. Используя эту аналогию, я скажу, что Россия пережила страшную аварию, и нанесенная ей травма до сих пор влияет на поведение людей.
Collapse )
К чему приведет такое поведение? Какое влияние это оказало на общество?
Это создало атмосферу подозрительности и страха, в которой люди живут до сих пор.
Изучая проблемы России, я заметил, что люди здесь в первую очередь задаются вопросом: «КТО виноват? КТО ошибся?» И почти все время уходит на то, чтобы разобраться не в том, КАК решить проблему, а в том, КТО ее создал. Часто это превращается в охоту на ведьм.
Я расскажу реальную историю.
Это случилось недавно в Восточной Германии Collapse )

Если чиновники решают кого-либо засудить, неважно по какой причине, то они всегда могут найти повод – нарушение какого-либо из многочисленных и противоречащих друг другу законов и посадить предпринимателя за решетку.
Люди живут в состоянии постоянной паранойи: что я сделал неправильно и когда меня осудят?
Предприниматели и топ-менеджеры в этой ситуации имеют три варианта: уезжать из страны; оставаться в стране, но выводить из нее свои активы; быть поближе к власти, заручаясь ее защитой. Или жить в страхе.

pic#108509455 министерство предупреждает

Я другой такой страны не знаю, где так вольно ПИШЕТ человек:

Оригинал взят у avmalgin в Три документа 1938 года
Из письма писателя М.Шолохова И.В.Сталину (16 февраля 1938 года):



Дорогой т. СТАЛИН!

За две встречи с Вами я не смог последовательно и связно рассказать обо всем, что творилось раньше в крае и что происходит в настоящее время. Разрешите сейчас рассказать обо всем этом.
Вы знаете, т. Сталин, что группа вешенских коммунистов стяжала себе плохую славу у Шеболдаева и его окружения. Только теперь стала ясна причина вооружавшая Шеболдаева на борьбу с нами: мы мешали ему вредить, он мешал нам честно работать...
Шеболдаев советовал переменить местожительство, ближайшие соратники его не таясь говорили, что Шолохов — кулацкий писатель и идеолог контрреволюционного казачества, вешенские шеболдаевцы каждое мое выступление в защиту несправедливо обиженного колхозника истолковывали как защиту кулацких интересов, а нач. РО НКВД Меньшиков, используя исключенного из партии в 1929 г. троцкиста Еланкина, завел на меня дело в похищении у Еланкина… «Тихого Дона». Брали, что называется, и мытьем и катаньем!
После того, как в 1934 г. я рассказал Вам, т. Сталин, о положении в колхозах Северного Дона, о нежелании крайкома исправлять последствия допущенных в 1932-33 г.г. перегибов, после решения ЦК об оказании помощи колхозам Северо-Донского округа, — Меньшиков, Киселев и др. окончательно распоясались. Меньшиков установил систему подслушивания телефонных разговоров, происходивших между мною и Луговым, завел почти неприкрытую слежку за нами; вкупе с Киселевым и др. они стали на бюро РК открыто срывать любое хозяйственное или политическое предложение, исходившее от Лугового или меня. Работать стало невозможно...
Тройка шеболдаевских порученцев, ведя безпринципную борьбу с нами, не брезговали ничем. Летом 1936 г. они стали посылать на мое имя и на имя моей жены гнусные анонимки, порочащие меня как коммуниста и человека. Как-то я сказал об этом, и Тимченко, улыбаясь, предложил свои услуги, чтобы расследовать это дело и найти автора письмишек. Я отказался от его услуг, будучи твердо убежденным, что именно он является автором этих нечистоплотных произведений...
Отношения наши к тому времени настолько определились, что когда Тимченко попросил сообщать ему, куда я еду, якобы для того, чтобы принимать какие-то меры охраны, я, смеясь, ответил поговоркой: «Избавь боже от таких друзей, а с врагами сам управлюсь». Что уж тут было в кулак шептать…
С 1936 г. дело пошло быстрее. Подвернулся случай расчитаться с нами простым и безопасным способом — началось по краю выкорчевыванье врагов...
11 июня на краевой партконференции Шацкий сказал мне: — «Сидят твои друзья, Шолохов. Показания на них сыпят вовсю! Но по Вешенской это — только начало… Там будут интересные дела. Вешенская еще прогремит на всю страну!» Я ответил ему, что арест Лугового и Логачева ошибка, но вернее всего, — действия врагов. Шацкий, смеясь, спросил: — «Это не в мой ли огород камешек? Слушай, не выйдет! Я проверен. Можешь судить уж по одному тому, что меня брал к себе на ответственную работу Н. И. Ежов, и Евдокимов с огромным трудом выпросил меня у ЦК».
В конце июля член партии, красный партизан в прошлом, Тютькин И. при встрече, волнуясь, сообщил мне, что его сын Тютькин А. работающий секретарем Вешенского РО НКВД слышал, как Тимченко, допрашивая арестованного казака — участника окружного казачьего хора, созданного врагами народа Касиловым и Лукиным, вынуждал арестованного дать показания на меня, будто бы я уговаривал этого казака совершить покушение на кого-либо из членов правительства при поездке хора в Москву. Я имел неосторожность сообщить об этом возмутительном случае секретарю РК Капустину. Ровно через два дня после моего разговора с Капустиным Тютькин А. был арестован, как враг народа. До сих пор содержится в Миллеровской тюрьме...
Красюков, с арестом которого начался открытый поход против вешенцев, был отправлен через Миллерово в Ростов, во внутреннюю тюрьму УНКВД. 23/11-36 г. его арестовали, с 25/11 начались допросы. На первом же допросе продержали 4 суток подряд. В течение 96 часов ему дали поесть два раза. Не спал он за это время ни минуты.
О чем спрашивали сменявшиеся по очереди следователи — лейтенанты Топильский, Марков и сержант Бобров? Заставляли показывать на «троцкиста» Слабченко, на Корешкова, вымогали показания о вражеской работе, которую Красюков, якобы, вел. С января 1937 г. начали допрашивать обо мне, о Луговом, о Логачеве. Через короткие передышки, измерявшиеся часами, снова вызывали на допрос и держали в кабинете следователя по 3–4-5 суток подряд. Следователи в один голос говорили, что Луговой и Логачев арестованы, что они уже дали показания, грозили расстрелом, морили безо сна. Не добившись желательных им показаний, 17/3-37 г. Красюкова бросили в карцер — каменный мешок 2 метра длинины[10] и полутора м. ширины, сырой, абсолютно темный. Спал на голом полу. Пробыл в карцере 22 суток. И снова истощенного, замученного, еле державшегося на ногах под руки притащили в следовательский кабинет, и снова допрашивали по 3–4 суток. 25/4 вызвал нач. отделения СПО капитан Осинин. Короткий разговор:
«— Молчишь? Не даешь показания, сволочь? Твои друзья сидят. Шолохов сидит. Будешь молчать — сгноим и выбросим на свалку, как падаль!»
Допрашивали, не разрешая садиться. Стоял до тех пор, пока держали ноги, потом ложился на пол и поднять не могли уже никакими пинками. Не было такого издевательства, которому Красюкова не подвергали бы: неслыханные ругательства, плевки, отказ выпускать в уборную, допросы с запрещением садиться по полсуток, допросы без сна по 3–5 суток, голод, — вот что входило в систему следствия.
После того, как следователи убедились в том, что из Красюкова выжать желательных для них показаний не удастся, его отправили в Ростовскую тюрьму. Летом сидел в камере построенной на 8 человек, но в которую ухитрились поместить 60 заключенных. Спали на полу «валетами», лежа только на боку, в полусогнутом положении, при чем если надо было повернуться на другой бок одному, то поворачиваться вынуждены были все 60. Жара была такая, что по словам находившегося в камере кочегара, превосходила во много раз жару в машинном отделении парохода. По очереди подползали к дверной щели, чтобы хоть несколько раз глотнуть затхлого, но прохладного воздуха из коридора.
Никакими пытками Красюкова не могли заставить клеветать на себя и других. И когда ему говорили, что он издохнет в тюрьме, — он отвечал: «— И помирая буду говорить: да здравствует коммунистическая партия и советская власть! А вы, фашисты, смотрите и учитесь, как надо умирать честным коммунистам!»
В сентябре его отправили в Миллерово. Из 20 суток, проведенных там, 18 он пробыл на допросах. В Миллерово по указанию Сперанского его допрашивали по 6 суток подряд, не давали сутками воды, по трое суток не давали есть. Довели до того, что он заболел кровавым поносом и если б не подоспел вызов в Москву, то он, наверняка, умер бы в Миллеровской тюрьме. Всего просидел он в тюрьме 11 с половиной м-цев.
О своем состоянии в тогдашнее время Красюков говорит так: «— Самая страшная пытка, — это лишать сна. Приходилось изо всех сил бороться с собой, чтобы не пойти на соблазн легкой смерти, не дать любое показание, какое от меня вымогали. В такие минуты, когда просиживал или простаивал в кабинете следователя по 5 безконечных суток, расстрел или другое наказание казались избавлением. Поддерживала вера в правоту своего дела, а поэтому и выбрал самую тяжелую смерть: решил лучше умереть замученным, чем лгать на себя и на других».
Лугового с момента ареста посадили в одиночку. Допрашивали следователи Кондратьев, Григорьев и Маркович. Метод изнурения заключенного был тот же, но с некоторыми отступлениями. Так же допрашивали по несколько суток подряд, сажали на высокую скамью, чтобы ноги не доставали пола, и не приказывали вставать в течение 40–60 часов, потом давали передышку в два-три часа и снова допрашивали. Луговой выстаивал по 16 часов, руки по швам, перед следовательским столом. К вариациям допроса можно отнести следующее: плевали в лицо и не велели стирать плевков, били кулаками и ногами, бросали в лицо окурки. Потом перешли на более утонченный способ мучительства: сначала лишили матраца на постели, на следующий день убрали из одиночки кровать; чтобы предохранить больные легкие от простуды, т. к. лежать надо было на голом цементном полу (Луговой болен туберкулезом), он подстилал под спину веник, — взяли и веник из камеры. Затем против одиночки Лугового поместили сошедшего с ума в тюрьме арестованного работника КПК Гришина, и тот своими непрестанными воплями и криками не давал забыться и в те короткие часы, когда приводили с допросов. Не помогло и это, — перевели в карцер, но карцер особого рода, клоповник. В наглухо приделанной к стене кровати кишели, по словам Лугового, миллионы клопов. Ложиться на полу строжайше воспрещали. Лежать можно было только на этой кровати. Но освещение в камере было так искусно устроено (затененный свет), что вести борьбу с клопами было абсолютно невозможно. Через день тело покрывалось кровавыми струпьями и человек сам становился сплошным струпом. В клоповнике держали неделю, затем снова в одиночку. Вымогание ложных показаний, «подавление психики» арестованного достигалось и таким путем: среди ночи в камеру приходил следователь Григорьев, вел такой разговор: «— Все равно не отмолчишься! Заставим говорить! Ты в наших руках. ЦК дал санкцию на твой арест? Дал. Значит ЦК знает, что ты враг. А с врагами мы не церемонимся. Не будешь говорить, не выдашь своих соучастников, — перебьем руки. Заживут руки, — перебьем ноги. Ноги заживут, — перебьем ребра. Кровью ссать и срать будешь! В крови будешь ползать у моих ног и, как милости, просить будешь смерти. Вот тогда убьем! Составим акт, что издох и выкинем в яму».

Collapse )
pic#108509455 министерство предупреждает

Вкрадена історія Інгерманландіі- порожнеча історичної свідомости.

Майже місяць тому, у мене був такій пост про Одесу:
Поздравляю одесситов с днём украденной истории города Сегодня- день переименования Гаджибея в Одессу

Сьогодні побачив щось подібне, але вже про Петербург- "Північну Пальміру".
І якщо Вінничук пише:
-Міста зазвичай пишаються своєю історією. І лише град Петра гордо відрікається від минулого. Бо Північна Пальміра в уяві Петра і в суспільній свідомості мусила народитися винятково на порожньому місці,
- то це стовідсотково відноситься і до Одеси в уявленні мешканців Рос. Імперії - "Пальміри Південної"


Місто без роду

Яких тільки міфів не творять народи заради того, щоб наступні покоління побачили історію у привабливому забарвленні.
Але російська історія – це суцільний міф, зітканий з нахабних фантазій. Згадаймо рядки з поеми О. Пушкіна "Мідний вершник"



На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел. Пред ним широко
Река неслася; бедный челн
По ней стремился одиноко.
По мшистым, топким берегам
Чернели избы здесь и там,
Приют убогого чухонца …

Ця картина наскрізь фантазійна і далека від правди. Земля, яку колись називали Інгерманландією, зараз це Санкт-Петербурзька область, ніколи не була пустельною.

Collapse )
У 1656 р. цар Алєксєй Михайлович, намагаючись оволодіти Балтійським узбережжям, розв'язав війну зі Швецією. Московити оточили шведську фортецю Нотебург, а тисячний загін під командуванням воєводи Петра Потьомкіна рушив до Нієна.

Місто не було готове до війни і тривалої облоги. 30 червня 1656 р. московити захопили Нієн і спалили біля 500 будинків.

Усі будинки розграбували, а жителів, що не встигли сховатися, убили, причому за традиційною уже звичкою московитів, не щадили ані жінок, ані дітей.

Як у Батурині. Проте загін Потьомкіна не міг довго перебувати в розграбованому Нієні, де не залишилося ні даху, ні харчів, московити залишили місто і відійшли до Нотебургу.

А незабаром за умовами Кардісського миру 1661 р., за яким уся Інгерманландія визнавалася шведським володінням, Нієн повернувся до Швеції, швидко відродився і вже до середини 1670-тих років за числом населення зрівнявся з найбільшими містами Фінляндії – Виборгом і Або.

На традиційний ярмарок, як і раніше, з'їжджалися іноземні купці зі всієї Північної Європи. Населення складалося переважно зі шведів, московитів, німців і фінів.

Але тут, на жаль, почалася Північна війна. 23 квітня 1702 р. генерал-фельдмаршал Борис Шереметьєв на чолі 20-титисячного корпусу взяв Нієн.

Незабаром фортецю зруйнували, а за нею – і всі міські споруди, лише чотири високі щогли, закопані в землю, позначали місце, де колись стояли фортеця і місто.

З таким самим безглуздям і люттю у 146 р. до Р.Х. римляни зруйнували ненависний Карфаген, а землю, на якій він стояв, переорали і засипали сіллю.

Невідомо чому Петро I знищив Нієн, і, спустившись трохи за течією, звелів закласти нову фортецю на острові з фінською назвою Енісаарі. Спочатку фортеця носила ім'я Санкт-Пітербурх,але згодом назва перейшло до міста.

Відтоді війна фортець між шведами і московитами завершилася, а настала епоха міфотворення.

На шведській карті 1676 р. на місці Санкт-Петербургу позначене 41 фінське село. Але – згідно з міфом – всього цього ніби й не було, а після тривалої і кривавої Північної війни Росія завоювала пустельні землі.

Однак намальована Пушкіним картина – це тільки виплід пропаганди. Чи можна назвати "пустельними" води, якими понад тисячу років пролягав один з найвідоміших торгових шляхів? Води, які борознив торговий флот Нієна?

Проте у Пушкіна саме так. Ба навіть більше:

Collapse )

Пушкін справжню історію, звичайно, знав, але імперія потребувала міфів. Петро І мусив бути творцем, деміургом, починати з нуля. Ну, все, як в незабутніх словах "Інтернаціоналу".

Було навіть вигадано "національний і релігійний гніт", якого зазнавали московити від шведів. "Жорстока експлуатація, що поєднувалася з національним і релігійним гнітом, – писав історик А. Чухман в 1980 р., – привела до того, що значна кількість московського населення (майже 50 тисяч) пішла з невських берегів на територію Московської держави".

Тут маємо цікавий феномен. За тодішніми даними на місці нинішнього Петербургу з околицями, проживало московитів "1 516 душ мужеска пола" і приблизно стільки ж жіночої статі. Разом трохи понад три тисячі. Звідки 50?

Приховано і той факт, що московити, які залишилися під шведами, зазнали від московських військ таких самих грабунків і руйнувань, як і самі шведи та фіни.

А гарнізоном, який обороняв Нієн проти військ Шереметьєва, командував шведський підполковник і... московський дворянин Апполов з цілим загоном московитів. І якщо шведів переможці великодушно відпустили, то полонених одновірців стратили.

Постійно применшують російські історики значення і масштаби Нієна. Його навіть містом назвати мало хто відважується. Історик В. Мавродін, наприклад, назвав Нієн "погостом", де було всього 400 будинків, хоча насправді чотири тисячі.

Важко уявити собі як 20 з гаком тисяч розмістилося у 400 будинках. Зате російське сільце Усть-охту біля Нієна з півтора десятками дворів називають "торговим містом".

Міста зазвичай пишаються своєю історією. І лише град Петра гордо відрікається від минулого. Бо Північна Пальміра в уяві Петра і в суспільній свідомості мусила народитися винятково на порожньому місці.

Юрій Винничук