mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Categories:

ЭМИЛИЯ ИЛЬИНА. ЧИТАЯ «ВЕЛЕСОВУ КНИГУ»

Оригинал взят у gloria_ma в post

Что означает празднование в 1988 году Крещения «русского народа»? Это недопустимое поведение в отношении исторической истины. В 988 году Владимир, Князь Киевской Руси, крестил своих поданных – жителей Киева и свое войско. Это Крещение русского народа не касается.

Новгород, который был ближе к Киеву с точки зрения коммуникаций, был крещен в XII столетии – это мы точно знаем из летописей. А когда крестили Суздаль, Устюг Великий, Кандалакшу, Ростов, Вятку, Нижний Новгород? Нам известно, лишь то, что не ранее XII столетия. Так подождем еще 200 лет и будем праздновать свое Крещение, а не одолженное у другого народа.

Почему мы, россияне, забыли, что Украина наша колония? Этот позор мы сможет смыть с себя лишь добровольно заявив, что мы не хотим владеть никакими колониями: ни украинским Киевом (жаль, конечно, жемчужина ведь (!), да еще и «мать городов русских» - но что поделаешь), ни белорусским Минском, ни латышской Ригой и т.д.

Карл Великий владел всей Западной Европой, на месте его империи возникли Италия, Франция, Германия, и почему-то ни одно из этих государств в наше время ни на какие территории соседей не претендует. И от колоний в Африке и Океании отказались. А мы, россияне, не можем. И только потому, что имперское зло существует поныне и стремится удержать «целостность» Великой и Неделимой на штыках.



“История, в определенном смысле, является священной книгой народов».

М. Карамзин



ЭМИЛИЯ ИЛЬИНА


ЧИТАЯ «ВЕЛЕСОВУ КНИГУ»

1987 г.


Ученый мир воспринимает «Велесову книгу» вполне серьезно. Об этом можно судить, как по статьям российских ученых, так и по работам западных историков. Однако, не исключено, что мы имеем дело с очередной талантливой фальсификацией, как в случае с «Песнями южных славян» Проспера Мориме, которыми он в свое время ввел в заблуждение литературную Европу, в том числе и А. Пушкина.

«ВК» обнаружил Юрий Миролюбов, он перевел ее с какого то допотопного славянского языка в удивительно краткий срок. «ВК» - это памятник дохристианской, древнерусской культуры, в том случае, если она не ловкая подделка, ибо переводчик – великий знаток Российской старины, и одновременно великий русский патриот, непримиримый враг всего антирусского, в том числе, и так называемой «нормандской идеи».

Так что же это такое – это чудо, возникшее из темноты веков, что на самом деле эта «ВК»? Решение этой проблемы – дело ученых, которую быть может можно будет решить с помощью компьютера, с применением высоких технологий.

Мы же поразмышляем о том, какие исторические ассоциации вызывает свидетельство «ВК» у автора, который ее комментирует. «ВК», якобы, повествует о дохристианском, варварском периоде восточных славян. Хорошо. А что мы знаем о раннехристианском периоде восточных славян? Как трактует этот период русская история – мы знаем.
Достаточно раскрыть любую брошюру, статью любого автора-историка – дореволюционного, советского и даже эмигрантского, пишущего в условиях духовной свободы Запада, и на лицо потрясающее единомыслие: история России везде и у всех начинается с XIV столетия. А раньше? Когда речь заходит о том, что было раньше, то все без исключения описывают и рассматривают историю Украины, Киевскую Русь.

Но Киевская Русь «прописана» на территории Украины, там жили и творили свою историю предки нынешних украинцев. А где же история русского народа, наша история до XIV столетия?
Чем занимались наши предки, какими они были? Кто нам скажет, если у нас нет собственной истории до XIV столетия, если у нас нет собственного исторического прошлого?

Особенно, с научной точки зрения, чудесна «история СССР». Начинается она с рассказа о государстве Урарту на озере Ван. Урарту – это древнее государство армян, но более нигде в «Истории СССР» вы не найдете упоминание об Армении, разве что вспомнятся ее пассивность или активность во времена революции 1917 года.

Та же логика преобладает и в отношении истории Украины и украинского народа, а также в отношении Белоруссии и белорусского народа. Вспоминается там Белоруссия, поскольку не возможно проигнорировать Великое Княжество Литовское, (где, кстати, белорусский язык был государственным) и как страничка русской истории, а дальше – тишина, как будто белорусский народ исчез подобно скифам.

Мы, русские, все с любым уровнем просвещенности, лучше-хуже, но хорошо знаем историю Киевской Руси. Но что там было дальше? Как Киевская Русь превратилась в Запорожскую Сечь? И как Запорожская Сечь – это своеобразное, единственное и неповторимое в истории человечества государственное образование с демократическими законами, высокой образованностью граждан – как эта Запорожская Сечь превратилась в РУИНУ, а именно так украинцы называют тот период истории своей родины, после которого такая блестящая история Украины была превращена в «вытоптанный пустырь истории». По приказу Екатерины II столицу Запорожской Сечи на острове Хортица генерал Текелий сравнял с землей, попросту перепахал; последнего «президента» Кошового атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского заслали в Соловецкий монастырь, где он после двадцатилетнего заточения ослеп и умер, а всю высшую старшину (администрацию) Запорожской Сечи выслали в Сибирь. Так перестала существовать Запорожская Казацкая Республика. Эту страницу истории украинского народа русские историки почему-то игнорируют, также как, собственно, и подробные сведения о Киевской Руси: об Олеге, Игоре, Ольге, об Ярославе Мудром и его «Правде».

Апологеты и идеологи Российской имперской идеи переименовали Украину в «Малороссию», а украинцев в «малороссов». Как же обращаются русские историки с историческим материалом? Мы ничего не можем сказать об историках предшественниках Карамзина. Но вот перед нами «История Государства Российского» Карамзина. Под заголовком «Древние сведения о России» Карамзин пишет о таврах, киммерийцах, гиперборейцах, об Оливии, Пантикапее, Фанагории, про скифов, готов, сарматов, аленов, венедов, про латинские народы (как будто предвидел СССР!). Нет только Урарту и озера Ван.

Но, простите, что же из всего этого относится к нашей истории, истории России, хотя бы территориально? Или, может быть, наши (россиян) предки ставили форпосты за тысячу километров на юг для связи с сарматами? Карамзин подвинул историю России на Юг и привнес в нашу российскую историю, так сказать, чужой элемент. Лишь слегка касается он и, собственно, нашей истории времен сарматов: «…так называемые славяне, которые после Рождества Христова основали Новгород». Всё. А дальше излагается история Киева и Киевской Руси. Чем руководствовался великий историк, создавая свою «Священную книгу»? Убежденно писал неправду, или же, желая угодить Императору, восхвалял дела царей «дома Романовых», как якобы «Рюриковичей», но Романовы приходились Рюриковичам, как говорится «десятой водой на киселе» - Анастасия Романова вышла замуж за Ивана Грозного – вот, собственно, и все родство, «нашему забору двоюродная щепка».

Физики и математики, почему-то стремятся к абсолютной точности в своих расчетах, ведь любая неточность, даже самая крохотная – не там запятая, не тот знак – приводят к ошибочному результату. Как, собственно, и в грамматике. Не там поставленная запятая и получается – «казнить нельзя помиловать» - т.е. меняется смысл. Последствия же исторических неточностей, неважно нарочитых или случайных, приводят к искажению всей картины того, что называется историей.

Русские историки забывают (или делают вид, что забывают), что слова «Русь», «руськие» во времена Киевской Руси имели отношение только к территории вокруг Киева и, следовательно, эта история Украины, а не России. И, что спустя лишь несколько столетий, когда на территории Киевской Руси уже забыли само слово «Русь», оно ожило вдруг в Московском Царстве. Историки не могут этого не знать, ведь они работают на историческом материале.

Французы не претендуют на территорию и средневековую культуру Баварии на том основании, что баварцы когда-то назывались франками. То же самое произошло и с Нормандией – где норманы, а где Нормандия? Там все ясно - никаких претензий, никаких недоразумений не возникает.

А посмотрите, что пишут о нашей российской раннехристианской истории европейские историки? Возьмем солидное издание «История человечества», работу многих объективных немецких историков, изданную в начале XX столетия в Санкт-Петербурге. Там вы найдете выдуманные, фальсифицированные толкования, стереотипные, великодержавные штампы, которые когда-то специально были созданы историками имперской России и оттоль усвоенные всеми историками, в том числе и историками, писавшими «Историю человечества». Эти стереотипы-штампы они используют повсеместно. Вот пример: «Включение России в балтийскую торговлю стало особенно важным и знаменательным событием. Оно относится к XII столетию. Правда, еще во времена Генриха II и Салийцев рейнские и верхненемецкие купцы вели торговлю с Киевом, Великим Центром Южной России. В Киеве концентрировалась российская торговля с припонтийскими государствами и греческой империей». Это какая же Россия в XII веке? Или не Россия, или не припонтийские страны. Почему-то в отношении европейских государств соблюдается историческая точность их исторических названий, например: Древний Рим, Римская империя, города-государства – Милан, Генуя, Венеция и др. И только в отношении России и ее колоний эта точность не обязательна?

В Киеве XII столетия концентрировалась «российская» торговля! И это пишут историки? Путают два разных слова «руський» и «российский». Последнее слово, как термин, который обозначает нашу, россиян, национальную принадлежность, возникла не так давно. Еще во времена царя Алексея Тишайшего не было «россиян», а были московиты, рязанцы, новгородцы. Слово «руський» не идентично современному российскому слову «русский», в смысле самообозначения россиян. Это слово «руський» - из словаря старого, уже мертвого церковно-славянского языка и имеет отношение только к Киевской Руси. Слово же «русский» из словаря современного русского языка и его значение всем понятно.

Немецким историкам такие ошибки еще можно простить, но когда такие «ошибки» встречаются у современных российских историков знайте: такой историк либо невежда, а значит не историк, либо, так называемый, великодержавник, что также не совместимо с наукой. Наука это – умозрительная истина, согласно Далю, и наука не совместима с политиканством, к которому прямо и непосредственно относится великодержавие.

Россияне часто, и чаще всего не к месту, повторяют фразу Олега: «Матерью всех руських городов пусть будет Киев». Можно с уверенность сказать, что Олег не знал никаких иных «руських» городов, кроме Киева, Выжгорода, Чернигова, да Новгорода-Сиверского. Новгород Великий не был «руським», это был город новгородцев. Далее немецкий историк в «Истории человечества», хотя это может быть лишь перевод российского переводчика, пишет: «только в IX и X столетиях Христианской эры эти страны, речь идет о Восточной Европе, становятся для нас более освещенными. В это время мы уже видим два построенных государства: Российское (Russish) и Польское». Вот – этот математический знак – плюс или минус. Написано «российское» и отсюда вывод – это «История России».

Если же поставить другой знак, т.е. написать «руськое», так, как и писали в письмах и документах тех времен, у нас будет иной результат, а именно – «История Украины». Потому что все, что происходило на территории Украины, все, что было написано на территории Украины – «Слово о Полку Игореве», Летописи – все это принадлежит Украине и украинскому народу.

На этой же странице «Истории Человечества» немецкий историк говорит об Украине: «ни один народ не создал такого поэтического творчества, как украинский». Вот ведь как! Выходит – на территории «России» жили все-таки когда-то украинцы и это они создали свой прекрасный героический опус, свои поэтические думы? Да, так оно и было на самом деле – все жили на своих местах и не обращали внимания на будущие интерпретации историков. «Русские» (россияне-московиты) жили на территории Вятской, Тверской, Орловской и др. российских губерний, украинцы – на своей земле и все что-то творили, создавали: украинцы свои думы, россияне – сказки и былины. Только почему-то российским историкам больше интересна история украинского народа и они «привносят» эти чужие страницы в историю русского народа, игнорируя при этом свою родную историю (я имею в виду исторические события до XIV в.).

В одной книжки «Детиздата», где речь идет о древнерусском оружии, ссылаются на Суздальские летописи. Совершенно очевидно, что и на других российских территориях писались летописи, однако об этом российская история умалчивает. Одновременно с существованием Киевской Руси существовали ведь и какие-то общественные образования наших, т.е. российских предков, кроме Пскова и Новгорода, хотя и им в российской истории уделяется мало внимания. И все потому, что нашим историкам блеск Киевской Руси затмил свет!

Известно, что род бояр Романовых прослеживается с XIII века – значит сохранились какие-то документы. Вот они и должны стать основой Российской истории, а не «Повесть временных лет». Эта «Повесть» могла бы стать лишь параллельным материалом, поскольку там вспоминаются и наши, российские предки и события на нашей, российской земле.

В другом месте немецкий историк пишет: «Еще до IX века Россию пересекал живой торговый путь от Финского залива через озеро Ильмень до Двины и ниже по Днепру через Черное море в Грецию. На этом пути «из варягов в греки» располагались старинные деревянные города, прообразы будущих торговых портов». Это наши, российские предки жили в тех деревянных городах межу Финским заливом и Двиной. Но что мы знаем о них? Кто-то из них занимался торговлей, значит, судя по всему, умел считать. Вероятно, стародавним купцам приходилось и писать, скажем, записывать долги или перечень своих товаров. На этом хрупком, но достаточно убедительном основании, можно предположить, что в этих деревянных городах у наших предков существовала письменность. Допустим, что не все грамотные жители этих деревянных городов занимались торговлей, у кого-то из них были и другие призвания, значит и они могли оставить какие-то письменные свидетельства, записанные общепринятыми в ту пору знаками. И такие памятники древнерусской письменности обнаружены! Такими, собственно, являются новгородские берестяные таблички, и более поздние памятники, летописи, как, например, уже упомянутый суздальский источник. Мелочи? Нет такого блеска, что у Киевской Руси? Но это – наше. Пока еще не слышно о пожарах в российских библиотеках, «историки» в штатском еще не добрались (или добрались тихо и без огня?) к Суздальским, Тверским, Вятским и прочим летописям, их не постигла участь Украинской библиотеки в Киеве. Правда, во всех уцелевших церквях и монастырях сейчас находятся склады и конюшни. Если где-то еще и сохранились монастырские архивы, их за 70 лет «прогрессивной Советской власти» давно съели крысы и уничтожила сырость.

И все же земля наша российская так широка и богата («порядка, правда лишь в ней нет»), что есть основания надеяться, что кое-что где-то сбереглось, будет собрано и ляжет в «Историю российского народа», «Историю российского права» и в «Историю российского государства» - без чужих «присоединений», какими бы яркими эти заимствования из народа-соседа ни были. Наши дети из своей родной истории должны изучать в школах то, что происходило столетие за столетием на нашей исторической территории, то, что создавали наши предки. Пусть мало сохранилось сведений, но это ничего, зато это будет наше, собственное наследие.

«Народ представляет собой определенную индивидуальность в том случае, когда он не только располагает набором названий, т.е. синонимов для обозначения одних и тех же слов и понятий, богатством языка, но и когда он способен рассматривать природу вещей под своим особым углом зрения и создавать новые понятия, новые институты. Из этого проистекает философское мировоззрение народа, его духовная деятельность. Недоработанные мысли часто и отважно проговариваются относительно деликатных и раздражающих вопросов о национальной особенности; при этом приходится повсеместно натыкаться то на самолюбие, то на незаслуженное унижение соседей». Это пишет немецкий историк как будто специально для нас, русских. Пишут наши российские авторы о чем-либо древнерусском – будь то история, литература или история Православной Церкви – и тут же переносят деятельность российского народа на территорию Украины, совершенно забывая, что на этой земле живет, реально существует, а не абстрактно подразумевается, 50 миллионный украинский народ.

Защитники российской имперской идеи утверждают, что во времена Киевской Руси (времена написания старославянских летописей) существовал единый общеславянский язык. Есть в этих утверждениях какая-то фальшь. С какой стати на громадных наших просторах, при такой рассеянности славян от Черного и Адриатического до Балтийского и Северного морей, при той замкнутости и отгороженности лесами существовал один язык? И, хотя никто этого не может объяснить, все твердо стоят на своем – был один язык и все тут.

Но вот начинают слышаться и голоса моих единомышленников. В своей статье о «Велесовой книге» российский историк О.Скурлатова пишет: «Вряд ли можно судить о письменном памятнике «ВК» с позиции норм единственного нам известного славянского языка, на котором писали христианские авторы. С другой стороны, есть много аргументов в пользу того, что письменность на Руси существовала задолго до принятия Христианства. До наших дней сохранились диалектизмы и местные говоры, присущие жителям разных областей, что тоже косвенно свидетельствует о возможности многоязычия в Древней Руси».

Читая словарь церковно-славянского языка, невольно обращаешь внимание на то, что в этом мертвом языке очень много слов, окончаний, глагольных форм живого украинского языка. Современные русские слова тоже встречаются, но несопоставимо реже, а русские окончания и глагольные формы практически отсутствуют. Не означает ли это, что церковно-славянский язык был староукраинским книжным языком? А тот факт, что во всех русских монастырях использовался этот староукраинский язык нисколько не удивителен, потому что в средние века во владениях Рюриковичей вся грамота происходила из Киевских монастырей. Ибо в те времена этот язык был языком культурных людей, - подобно тому, как в XIX веке русские дворяне пользовались французским языком вместо родного. Достаточно вспомнить русскую литературу того времени, которая осуждала (и тем, кстати, славилась) мораль русских дворян не знающих русский язык. И пушкинская Татьяна не знала русскую грамоту.

Вот пример, как наши российские историки строят свои научные концепции: «этого не могло быть, следовательно….» - и дальше идет некое историческое утверждение, преподносимое, как аксиома, не требующая доказательства. Такие фразы часто встречаются в российской исторической науке. Вот, например, советский академик А. Орлов в книжке «Владимир Мономах» (издание АН СССР 1946 г.) пишет: «В этом историческом ряду находит себе место и наши собственные взгляды на Мономаха, они выражаются в признании его, Мономаха, великих заслуг перед нашей Родиной». Советский академик считает своей Родиной, естественно, СССР, неотделимой частью которого является и Украина. Но все же русские считают своей родиной Россию и, как сказал один молодой историк: «я тоже за великую и неделимую Россию, но при чем тут Украина?». В книге А. Орлова 190 страниц и везде он пишет «Русь» так, как учил Маяковский: «Мы говорим «партия» подразумеваем – «Ленин»». Так и он, говорит «Русь», подразумевает «Россия». Забыл «академик» (а не знать этого он не мог), что наша Отчизна Русью стала называться только с XVII века, а до XIV столетия Русью называлась территория Украины.

Недавно умерший профессор-историк Ульянов пишет такую лукавую позорную для нормального человека, а тем более для ученого, фразу: «Со времен Гердера в защиту местных диалектов написано так много книг и статей, что как-то неприлично отрицать их узаконивание. Однако, всесторонне образованные поборники этой идеи, подобно нашему Драгоманову, с давних времен ставили одно условие…». Далее следует совсем бессмысленное утверждение (многословное, на полстраницы), что Драгоманов, якобы, болел за «державную целостность Российской империи».

Нашим, т.е. российским, Драгоманов никогда не был. Ведь это же наше, имперское правительство «царя-освободителя» прекратило деятельность этого «польского революционного агента» и побудило его покинуть Киев, предложив ему должность в одном из северных российский университетов – таким бывало наказание для украинских патриотов. А когда Драгоманов отклонил это «заманчивое предложение», он был уволен, уехал за границу и в Россию больше никогда не вернулся. Драгоманов был великим гражданином Украины. Покинув Россию, известный ученый стал профессором Софийского университета в Болгарии и написал много научных трудов – в общей сложности свыше 630 листов печатного текста.

Эмиграция Драгоманова выпала на время, так называемого «Эмского Указа» Александра II. Этот указ запрещал украинцам писать и печатать книги, соответственно и читать их и даже петь (в театре) на родном языке. Профессор Ульянов называет украинский язык «местным диалектом», и это язык 50 млн. народа, народа с богатейшей историей, своими обычаями, с потрясающим фольклором, песнями и, бесспорно, своим отдельным языком и своей богатой литературой.

Академик Д.С. Лихачев пишет: «Национальное – бесконечно богато. Тут спора нет. Да и еще у такого многомиллионного народа, как российский. Даже если взять российское богатство только в одной сфере – литературе, даже в современной литературе – ну у какого народа есть еще такое богатство?» Но нет, нам, россиянам этого мало. Нам необходимо перехватить богатство еще и наших младших братьев. Финскую «Калевалу» мы не внесли в «древнерусскую» литературу и грузинского «Витязя в тигровой шкуре» - тоже, а вот украинское «Слово о полку Игореве» - это наше! «Слово» написано старинным, мертвым языком. «Кони ржат за Сулою, звенит слава в Киеве, трубы трубят в Новгороде (Сиверском, 100 км от Киева), стоят стада в Путивле». Путивль – это Сумская область, Новгород Сиверский – Черниговская, Киев – столица Украины, Сула – речка в Украине, левый приток Днепра… Что же тут российское, «древнерусское»? Может быть «древнерусский» писатель побывал в командировке в Киевской Руси, написал «Слово о полку Игореве» и оставил его там на память?

Д.С. Лихачев знает о существовании Украины и украинского народа. Хотелось бы от него услышать, почему «Слово о полку И.» произведение «древнерусской» литературы, а не древнеукраинской? Но у нас даже такого понятия-термина не существует, как «древнеукраинская» литература. Всё «русское»!

Д.С.Лихачев пишет («Заметки о России», издательство «Советская Россия», 1984 г.): «Мы не знаем о себе простейших вещей. И не думаем об этих простейших вещах». Эти две фразы появились в тексте как-то неожиданно и не связаны ни с тем, что было написано выше, и с тем, что последовало за тем. Возможно, это и есть ответ на вопрос, задумываются ли российские ученые над российской историей: а что же было у нас до XIV столетия? Архитектура была – церкви и живопись были – есть иконы, фрески. А литература, летописи? А жизнь народа? Где наша история до XIV столетия? Неужто и дальше нам следует вести отсчет существования нашего народа с Урарту на озере Вам, потом – Киевская Русь, потом – Великое Княжество Литовское и только затем – Московское царство? Если у нас до XIV столетия не было ни истории, ни литературы – не так уж это и страшно, потому что за XVII, XVIII, XIX столетие мы столько всего создали и приобрели, так разбогатели и на историю и на литературу, что многие народы нам могут позавидовать. Зачем же присваивать чужое?

Олег, Игорь, Ольга, Владимир, Ярослав Мудрый, Мономах, «Повесть временных лет», Нестор, Киевская Русь, Киев – все это принадлежит Украине. Добровольно отказаться от этих сокровищ, награбленных нашей разбойничьей российской силой – наш долг. Академик Д.С.Лихачев в своих «Поучениях» пишет: «Приятно делать подарки». А возвращать хозяину собственность, когда-либо отобранную у него, должно стать еще более приятным. Вот «Хрестоматия Древнерусской литературы». В ней по порядку, под рубрикой «Памятники литературы Киевской Руси» следующее: «Слово о законе и благодати», «Повесть временных лет», «Изборник Святослава», «Поучения Мономаха», «Сказание о Борисе и Глебе», «Житие Феодосия Печерского», «Слово о полку Игореве», «Киево-печорский Патерик». Следующие рубрики: «Памятники литературы периода феодальной раздробленности» и здесь уже встречаются наши родные темы. «Повесть о разорении Батыем Рязани», «Житие князя Александра Невского». Потом – «Памятники литературы времен объединения северо-восточной Руси и образования русского централизованного государства». Тут уже душа радуется – все чисто российские произведения: «Про Задонщину», «Про Стефана Пермского», «Про Дмитрия Донского», «Про Сергия Радонежского», «Про Афанасия Никитина», «Про Псков и Новгород». И дальше идет уже литература, хотя и древнерусская, но сугубо русская, на наши российские темы.

Позвольте, а где же памятники древней литературы украинского народа, он ведь живет тут же, в Украине от времен «сотворения мира» на берегах Днепра. Он родился, крестился, создал блестящую культуру, никуда не переселялся – и доныне историческая наука не обнаружила, чтобы украинцы в каком то там столетии откуда то там пришли и оккупировали Киев, как турки Константинополь.

Необходимо, господа-товарищи, разобраться и поделить древнюю литературу и древнюю историю по-братски – чужое вернуть, свое оставить у себя. Пусть памятники литературы Киевской Руси называются древнеукраинской литературой. А у нас есть где-то Суздальская летопись, песни Кирши Данилова и еще 60 наименований древнерусских произведений, даже после вычленения памятников литературы Киевской Руси.

Войны Олега и Святослава, разве же это наша история? У этих воин есть собственный хозяин, но он сидит с кляпом во рту. А что было во времена воин Олега и Святослава на нашей земле? С кем воевали вятичи, кривичи и «русы», соседи Булгара Великого? Этих «русов» описывает арабский путешественник Амад-Бен-Фадлам, который прибыл 11 мая 922 года (!) в столицу Булгара Великого. Он пишет: «После этого сожжения» присутствующие соорудили на этом месте нечто похожее на круглый курган, посадили посередине большое, буковое дерево и написали на нем имя умершего рядом с именем князя «русов»».

Из этого отрывка видно, что некие мистические «русы», еще в дохристианские времена знали грамоту и жили уже не племенами, поскольку путешественник упоминает «князя русов». В архивах Европы есть старинные документы, где, как и в приведенном выше отрывке из описаний арабского путешественника, упоминаются «русы». Собрать все эти сведения вместе – задача историков, пусть их немного, но они ценны для нас.

Профессор Колпакова, фольклорист, пишет, что на нашем Севере еще до Петра существовала оживленная торговля, систематически приходили иностранные корабли, расцветало ремесленничество и даже существовала цветная металлургия. С появлением Петербурга все это пришло в упадок, и на время фольклорных экспедиций Колпаковой от тогдашней кипучей жизни остались лишь воспоминания.

В 70-х годах в «Комсомольской правде» была опубликована любопытная информация. Молодежь, студенты или молодые специалисты, осуществляя поход по берегам Северного Ледовитого Океана, где-то там между Мезенью и Печорой наткнулись на следы российского города, бывшего когда-то очень развитым. И там тоже были обнаружены следы металлургии. Очевидно, туда также приходили Европейские корабли. Вот где была наша российская торговля, а не в Киеве.

Нынешняя элита исторической мысли, ученые-историки по ту сторону железного занавеса, служат оккупантам порабощенных народов, как впрочем, и своего собственного народа. А по эту сторону железного занавеса – элита российской науки почивает на лаврах, гордясь величием «Великой и Неделимой России». А у эстонцев, у татар, у «литвы», у армян и у украинцев и там, и тут настоящие представители народной культуры всеми способами борются за национальную свободу.

Господство российской силы над Украиной причинило украинской культуре множество больших, но не непоправимых потерь. Несмотря на все эти потери, украинский народ имеет и свою литературу, и искусство, и музыку, и науку. Украинский народ дал мировой культуре, науке и техники много гениев. А белорусский народ, сосед и брат русских и украинцев? Он так покорен, так задушен, что ни одной страницы истории, кроме Великого Княжества Литовского (где белорусский язык был государственным), да еще Кастуся Калиновского ему не осталось. Однако же культурный потенциал белорусского народа не может быть настолько низким, чтобы ни в истории, ни в культуре, и в целом никаких исторических имен он не оставил. Вот до чего доводит Российское великодержавие!

Мы, россияне, российская имперская сила, присоединили Украину и вот уже четыре столетия цепко держимся за нее, высасывая из нее все национальные ценности украинского народа. Разграбили украинскую историю, вытоптали, превратили ее в пустыню. И одновременно опустошили и свою собственную историю. Если бы Карамзин начал искать исторические документы, касающиеся нашей истории до XIV столетия, то сколько бы он и его последователи могли бы найти и сберечь в своих трудах! Однако, мы интересовались Киевской Русью, и остались, как говорится, «с обмылком в руках». Сколько сгорело документов в пожарищах «великой октябрьской»? А сколько уничтожено, как «антисоветская пропаганда и агитация», сколько съели мыши? Что осталось? Неужели так и будет зиять белое пятно российской истории?

На протяжении столетий мы грабили украинскую историю. Все – «российское»! Российская культура называет Григория Сковороду «русским философом». Украинец, жил постоянно в Украине, хотя и бывал в Питере, пел там в церковном хоре, писал на старинном книжном украинском языке, он и умер, и похоронен в Украине – сын украинской земли. Так, нет же – «русский философ»! А дело-то в том, что у нас, россиян, к тому времени не появился ни один собственный философ, так что – давай сюда Сковороду! А еще и такая фраза встречается у российских литературоведов: «Шевченко хотел быть русским писателем». Пишут такое на том основании, что Тарас Григорьевич писал также и на русском. А почему бы и нет? Сковорода писал и на латыни. Может быть, это означает, что он хотел быть «латинским» писателем? Пушкин писал и на французском, а он какую цель преследовал?

Шевченко – гений и один из культурнейших людей своего времени. Естественно, он писал по-русски письма своим петербургским и московским друзьям (не по-украински же было ему писать. Он и дневник писал по-русски, находясь в ссылке на чужбине, в чужом, враждебном окружении). «Хотел», так чего же не стал? Это же никому не возбранялось, наоборот – весьма даже поощрялось.

Если бы и в XIX столетии Киев был бы такой блестящей европейской столицей, как и во времена Ярослава Мудрого, пошли бы Василенки, Ярошенки, Ливицкие, Горенки, Боровиковские, Артемовские, Достоевские, Щепкины, Репины, Капицы в Москву и в Петербург? Разве эмигрировали молодые гении из Парижа в Лондон и наоборот? С какой стати? Нет, конечно, они удовлетворялись добром и возможностями для творчества в своих родных столицах. Ведь это естественное стремление начинающего деятеля культуры быть там, где кипит жизнь – в столице. Всем крайне нужно общение с равными себе, иначе как же познать, кто ты?

Прославленный в Европе средневековый Киев к XIX столетию превратился в глухую провинцию, зарос травой. Средневековый путешественник монах Алепский писал, что в тогдашней Украине даже женщины были грамотными. А в XIX веке население Украины было подведено к тотальной безграмотности, и именно к этому стремилась российская имперская сила. И Петр Великий, и Александр Освободитель издавали Указы, которые запрещали украинский язык. И если бы не случилась, так называемое, воссоединение, т.е. присоединение Украины к России, то Гоголь писал бы на родном языке, и кто знает, к каким бы вершинам взлетел бы его гений. Гоголь так рано и так трагически закончил жизнь, возможно именно потому, что осознал: он своим гением служит культуре державы, поработившей украинский народ и разрушившей его культуру. Писал же он Максимовичу: «Он не их, он наш, Киев». Или, кто знает, если бы Киев был столицей собственного государства, возможно и Анна Горенко (настоящее имя Анны Ахматовой) творила бы у себя дома, на земле отцов, и Украина имела бы еще одну великую Украинку.

Российский историк, автор статей в «Энциклопеции Южакова» пишет: «Христианство стало расширяться среди вятичей не раньше XII столетия, со времен проповедничества святого Кукши». Вятичи – предки жителей центральных областей современной России. И Новгород крещен в XII столетии. А мы, россияне, собираемся в следующем 1988 году праздновать Тысячелетие «своего» Крещения. Не рановато ли?

Что означает празднование в 1988 году Крещения «русского народа»? Это недопустимое поведение в отношении исторической истины. В 988 году Владимир, Князь Киевской Руси, крестил своих поданных – жителей Киева и свое войско. Это Крещение русского народа не касается.

Новгород, который был ближе к Киеву с точки зрения коммуникаций, был крещен в XII столетии – это мы точно знаем из летописей. А когда крестили Суздаль, Устюг Великий, Кандалакшу, Ростов, Вятку, Нижний Новгород? Нам известно, лишь то, что не ранее XII столетия. Так подождем еще 200 лет и будем праздновать свое Крещение, а не одолженное у другого народа.

Почему мы, россияне, забыли, что Украина наша колония? Этот позор мы сможет смыть с себя лишь добровольно заявив, что мы не хотим владеть никакими колониями: ни украинским Киевом (жаль, конечно, жемчужина ведь (!), да еще и «мать городов русских» - но что поделаешь), ни белорусским Минском, ни латышской Ригой и т.д.

Карл Великий владел всей Западной Европой, на месте его империи возникли Италия, Франция, Германия, и почему-то ни одно из этих государств в наше время ни на какие территории соседей не претендует. И от колоний в Африке и Океании отказались. А мы, россияне, не можем. И только потому, что имперское зло существует поныне и стремится удержать «целостность» Великой и Неделимой на штыках.

Не получится.



1987 г.
Tags: отрицание очевидного
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments