mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

О советской и постсоветской русской интеллигенции спросите у Стефана Цвейга

Pavel Gintov

Часто те, кому не нравятся наши анти-подписантские протесты, спрашивают:
-"А как вы относитесь к Рихарду Штраусу?"
И почему-то никто из них не вспоминает о Стефане Цвейге.

Композитор Штраус и писатель Цвейг были не просто друзьями. Цвейг писал либретто к операм Штрауса. Творческий союз - это очень особенная дружба. Но Цвейг был еврей, и ему пришлось покинуть Германию. Штраус, напротив, стал одним из тех деятелей культуры, кто не отказался сотрудничать с нацистами. Нацистские власти искали дирижера для фестиваля Вагнера в Байройте, который должен был стать визитной карточкой искусства нацистской Германии. Бруно Вальтер отказался дирижировать, Артуро Тосканини послал нацистов в грубой форме ко всем чертям. А Штраус согласился. А что, он всегда мечтал об этом, и вот счастливый момент настал! Какая разница, кто фестиваль устраивает - политика не имеет отношения к искусству!

Нацисты очень образовались такому подарку: всемирно известный композитор и дирижер будет их представлять! Геббельс предложил Штраусу пост президента Немецкой Музыкальной Палаты. Штраус принял предложение.

А Цвейг в Лондоне продолжал писать либретто для Штрауса. Даже несмотря на то, что его имя убирали из афиш. Но в какой-то момент он написал Штраусу о том, что очень сожалеет, но не может продолжать сотрудничество с ним, потому что они оказались по разную сторону баррикад.

Штраус разволновался - он глубоко ценил это сотрудничество - и написал Цвейгу, что политика не должна влиять на искусство. Они вместе создают шедевры, и какие-то тупые нацисты с их дурацкими идеями не могут быть причиной разрыва их творческого союза.
Письмо это было перехвачено Гестапо. Узнав об этом, Штраус написал лично Гитлеру. Ему было очень страшно, в письме он умолял о прощении и просил возможности лично объяснить все "великому архитектору немецкого общества".

Ответа он никогда не получил. Через несколько дней Геббельс посоветовал ему уйти в отставку по состоянию здоровья.

Штраус не был нацистом и он искренне не понимал, почему Цвейг решил прекратить их совместное творчество. А Цвейг, в страшном унынии наблюдая за крахом Европы, уехал в Бразилию, чтобы быть подальше от этого кошмара. Но и это ему не помогло. В 1942 году Цвейг и его жена совершили двойное самоубийство.
(Стоит отметить, что в 1942 году Цвейг не мог себе представить истинные масштабы преступлений нацистов. Освенцим тогда еще только строился.)

Те, кто знал Штрауса, понимали, что он не поддерживает нацистов, и что они ему глубоко противны. Но, возможно, тот факт, что Штраус смог с ними сотрудничать, был одной из причин отчаяния Цвейга, приведшего к его самоубийству.

Смешно сравнивать Рихарда Штрауса с нынешними подписантами. Как музыканты они все вместе не стоят пары нот, написанной им. Штраус в нацистской Германии жил в постоянном страхе и отвращении, а подписанты живут вполне неплохо и выражают поддержку нынешнему правительству совершенно искренне.
Но, когда в разговоре о анти-подписантских протестах спрашивают
-"А как вы относитесь к Рихарду Штраусу?",
посоветуйте им спросить об этом у Стефана Цвейга.



Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
Tags: судьба и образ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments