mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Categories:

Как царская охранка в 1915-16 годах в лице Клюева и Есенина создавала «Русский Мiр»

Originally posted by hasid at Как царская охранка в 1915-16 годах в лице Клюева и Есенина создавала «Русский Мiр»
В 1915 году охранное отделение решило повысить градус патриотизма и создало «Общество художественной Руси». Главными адептами этого патриотического лубка были назначены поэты Клюев и Есенин. Охранка преследовала ещё одну цель: заменить германофила Распутина Клюевым, приблизив его к царице.

Николай II направил председателю Общества князю Ширинскому-Шахмтову высочайшую телеграмму: «Сердечно приветствую добрый почин учредителей общества».

Администратором де-юре, а де-факто куратором, главным лицом Общества был назначен штаб-офицер для поручений при коменданте Царскосельского дворца и сотрудник охранки, полковник Дмитрий Ломан. Осенью 1915 года главными лицами этого «Русского Мiра культуры» Ломан решил сделать поэтов Николая Клюева и Сергея Есенина, к тому времени уже сошедшимися в любовную пару. Но перед этим их духовным лицом стал Григорий Распутин. Именно он и рекомендовал поэтов Ломану:

«Милый, дорогой, присылаю к тебе двух парешков. Будь отцом родным, обагрей. Ребяты славные, особливо этот белобрысый».


( Распутин с генерал-майором князем Путятиным (справа) и полковником Ломаном (слева))

Одной из задач охранки в лице Ломана была не только пропаганда «Русского Мiра» в противовес «западному упадническому искусству», но и воздействие в первую очередь Клюева на царицу и Распутина – с увещеванием их отойти от германофильства, встать на «патриотические рельсы». Ломан ввёл Клюева и Есенина в круг великой княгини Елизаветы Фёдоровны – родной сестры царицы Александра Фёдоровны....



«Общество возрождения художественной Руси» активно действовало почти два года, до марта 1917 года. Внутри него охранкой было образовано общество «Соборная Россия», в котором были собраны патриотические поэты, певцы, художники и др. представители художественных профессий. Одними из самых активных его членов были Клюев и Есенин. Чтобы понять, что из себя представляла идеология «Соборной России», приведём образчик публичного выступления одного из его лидеров, А.Васильева, осень 1915 года:

«Война – неизбежное и законное явление предустановленного Творцом порядка мирной жизни. Нынешняя война – великое для России счастье: она уже отрезвила и обновила народ, восстанавливает внутреннее в нём единство и выявляет таившуюся внутреннюю силу, красоту и доблесть. Образец этой духовной мощи и красоты будет представлен в произведениях приглашённых в собрание деревенских стихотворцев и пении и сказах баяна-гусляра».

А вот как проходили представления этого «Русского Мiра» в исполнении тех же Клюева и Есенина (в декабре 1915 года):

«За несколько дней до вечера возник вопрос – как одеть Есенина. Тогда Городецкому пришла идея нарядить Есенина в шёлковую голубую рубаху. Костюм дополняли плисовые шаровары и остроносые сапожки из цветной кожи на каблучках. Наряд Есенина дополнила гармонь-трёхрядка.

Есенин, растягивая меха, пел частушки:

Шёл с Орехова туман

Теперь идёт из Зуева

Я люблю стихи в лаптях

Миколая Клюева.

Сделала свистулечку

Из ореха грецкого

Веселее нет и звонче

Песен Городецкого».


Георгий Иванов и Пимен Карпов также оставили свои воспоминания о таких «русских вечерах»:

«На эстраде – портрет Кольцова, осенённый жестяным снопом и деревянными вилами. Внизу – два ржаных снопа и полотенце, вышитое крестиками. Бубенцы. Городецкий выходит на сцену и бьёт в этот тамтам. Голубая или алая косоворотка. Выходит Есенин. Золотой кушак, плисовые шаровары. Волосы подвиты, щёки нарумянены. В руках – пук васильков, бумажных.

Клюев спешно одёргивает у зеркала подёвку и поправляет пятна румян на щеках. Глаза его густо, как у балерины, подведены. На груди полуфунтовый медный крест на толстой цепи. Клюев выплывает на сцену и начинает:

Ах, ты, птица райская
Дребезда золотопёрая.


Затем вышел Алексей Ремизов в длиннополом сюртуке. Потом вся братия заладила:

«Напрасно изгиляется Вильгельмище, сидя за буераками. Пришёл час, вздрогнула скуфья стопудовая, блеснули отмычки золотые во персты сахарныя, во весь рост поднялась Матушка-Россия».

С такими представлениями «Соборная Россия» объехала всю Россию. Разумеется, либеральная и левая часть творческой интеллигенции зубоскалила по поводу их казённого патриотизма. Грубее всех отозвался о творчестве «Соборной России» Владимир Маяковский: «Мамаша развращает дочку» — это был в большей мере намёк на гомосексуальную связь между Клюевым и Есениным.


"Вот именно в этих клетушках-комнатушках французских ресторанов и вырабатывался тогда городецко-клюевский stile russe, не то православие, не то хлыстовство, не то революция, не то черносотенство. Для Городецкого, разумеется, все это была очередная безответственная шумиха и болтовня: он уже побывал к тому времени и символистом, и мистическим анархистом, и мистическим реалистом, и акмеистом. Он любил маскарады и вывески. Переодеться мужичком было ему занимательно и рекламно.
Но Клюев, хоть и "маракал по-басурманскому", был все же человек деревенский. Он, разумеется, знал, что таких мужичков, каким рядил его Городецкий, в действительности не бывает, - но барину не перечил: пущай забавляется. А сам между тем не то чтобы вовсе тишком да молчком, а эдак полусловцами да песенками, поддакивая да подмигивая и вправо, и влево, и черносотенцу Городецкому, и эсерам, и членам Религиозно-философского общества, и хлыстовским каким-то юношам, - выжидал. Чего?

Владислав Ходасевич "Некрополь"
Tags: кажущееся и действительное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments