mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Текст о захвате Россией Крыма,написанный 6 лет назад.

Originally posted by lj user marko19511 "Плох тот Генеральный штаб, которому нужно подниматься по тревоге"

Эта статья была написана шесть лет назад, но автор почти в точности показал как будет происходить захват Крыма Россией. "Почти" потому, что он наверняка представить не мог предательства высших эшелонов власти Украины во главе с президентом.
А так всё верно.


ВОЗМОЖЕН ЛИ СИЛОВОЙ СЦЕНАРИЙ В КРЫМУ?

12.09.08 // 12:43
Валерий Клюев, для «Главреда»

На протяжении нескольких прошедших месяцев одной из обсуждаемых тем в СМИ стал вопрос о вероятности вооруженного конфликта между Россией и Украиной, прежде всего в контексте принадлежности Крыма.

Причем авторы публикаций в зависимости от своего уровня знаний и опыта в сфере планирования военных действий предлагали читателям те или иные сценарии вооруженного противостояния вплоть до демонстрации карт и схем нанесения ударов и т.п. Не ставя целью вступать в дискуссию с ними, мы попытались взглянуть на упомянутую тему глазами тех людей, которые отвечают за разработку стратегических планов применения вооруженных сил по другую сторону границы.

Исходные данные
Спорить о вероятности перерастания противоречий между Украиной и Россией по поводу Крыма в вооруженное противостояние мы не будем. Но, не дай бог, в силу тех или иных обстоятельств кем-то может быть принято политическое решение о том, что Крым должен оказаться под российским контролем. Естественно, что в этом случае трансформация планов политиков в планы военные становится задачей Генштаба и других органов управления силовых структур России. Что же может возникнуть в головах их «обитателей» в случае получения упомянутой выше задачи?

Скажем честно, задача для российских генштабистов выглядит достаточно сложной. Ведь при всех проблемах украинской армии и прочих силовых структур страны, они существуют не только на бумаге и мало кто решится однозначно утверждать об их полном бессилии и неспособности влиять на рассматриваемый сценарий развития обстановки. Собственно в Крыму дислоцируется большая часть Военно-Морских Сил, а также соединения и части Воздушных Сил. Воображение начинает рисовать морские сражения, но здравый смысл подсказывает, что наши недруги постараются сделать все для того, чтобы боевые корабли не смогли выйти в море и там максимально реализовать свой потенциал.

Поэтому для нас сейчас более важна сухопутная компонента ВМС, которая включает так называемый Центр береговой обороны, который на самом деле можно условно приравнять к соединению бригадного уровня (напомним, что во времена Советского Союза и некоторое время, начиная с 1991 года, на полуострове дислоцировался целый армейский корпус). Сейчас батальоны этого формирования разбросаны по всему Крыму, начиная от Перевального и до Керчи. Причем в самом Севастополе подразделений, способных вести военные действия на суше, практически нет. Некоторые специалисты неоднократно замечали, что особенности базирования наших частей упрощают задачу вывода их из строя прямо в местах дислокации.

Дислокация авиационных частей в Крыму также ограничена тремя основными местами: истребительная авиационная бригада в Бельбеке, морская авиационная бригада в Саках и Государственный авиационный научно-испытательный центр, который хотя и имеет в своем составе боевые самолеты, но на самом деле боевой частью не является. Главной особенностью всех авиационных частей является их относительно ограниченные возможности оказывать непосредственную авиационную поддержку наземным войскам.

Справка:
Военное руководство Украины неоднократно заявляло, что Объединенные силы быстрого реагирования (ОСБР) являются самой боеготовой компонентой ВС страны и к 2011 году должны насчитывать 29 тысяч человек и иметь сроки готовности к применению – до 15 суток. Их «передовой ешелон» - Силы немедленного реагирования (СНР) должны насчитывать 6 тысяч человек и быть готовыми к применению в течении 5 суток с момента получения команды. Также упомянем, что их основу составляют части аэромобильных войск, специального назначения, морской пехоты, армейской авиации и т.п.

Но если анализировать официальные заявления на всех уровнях, то складывается впечатление, что в силу ресурсных затруднений и проблем с переходом на комплектование армии по контракту реальная численность упомянутой компоненты украинской армии является несколько меньшей, а сроки их готовности могут оказаться большими. Например, два раза в год большинство частей украинской армии становятся «ослабленными» в период увольнения в запас военнослужащих срочной службы, выслуживших установленные сроки службы. А новобранцы требуют минимум нескольких месяцев интенсивной подготовки, чтобы их заменить. Поэтому можно предполагать, что заявленные части из состава сил быстрого реагирования на самом деле в этот период смогут быть задействованы лишь ограниченно (как вариант – силами сводных подразделений).

Никто не спорит с тем, что в составе украинской армии есть части и подразделения с высоким потенциалом для действий при подобном сценарии развития обстановки. Достаточно упомянуть части армейского и морского спецназа, аэромобильных войск и т.п. Но большинство из них дислоцируются на удалении от Крыма, их переброска на территорию автономии требует время, да и наши недруги постараются ее сорвать или максимально затруднить.

Как ни странно, при подобном сценарии в более выигрышном положении оказываются силы и средства МВД. В составе крымской милиции есть полк милиции быстрого реагирования «Беркут» с высоким уровнем подготовки и готовности к применению, в котором весь личный состав является профессиональными сотрудниками и нет ни одного солдата-срочника. В составе территориально командования Внутренних войск МВД есть также значительное количество боевых частей, в том числе и полк специального назначения «Тигр». Есть в Крыму также спецподразделения «А» Службы безопасности Украины. В своей совокупности они как раз таки и смогут создать реальные проблемы нападающей стороне.

Заметим, что все сведения о дислокации (базировании), вооружении, проблемах упомянутых воинских частей и кораблей взяты исключительно в открытых источниках, прежде всего самого военного ведомства и других силовых структур. Это мы говорим к тому, что самим военным следует задуматься, не сильно ли мы упрощаем работу наших недругов по сбору информации оборонной направленности о нашей стране.

Нужно немного рассказать и о силах россиян. Самыми «востребованными» частями в данном случае оказываются полк морской пехоты, дислоцируемый в Севастополе, а также отряд борьбы с подводными диверсионными силами и средствами. Кроме того, на черноморском побережье России дислоцируются также еще один батальон морской пехоты и, что очень важно, часть морского «спецназа», которая может быть оперативно переброшенной в Севастополь и скрыто размещенной на кораблях ЧФ. Именно упомянутые части смогут выполнить первоочередные «хирургические» удары против ключевых объектов ВС Украины. Очевидный недостаток сухопутных сил россиян может быть частично компенсирован формированием сводных подразделений из числа личного состава экипажей кораблей, которые могут выполнять на суше второстепенные задачи, например, брать под контроль захваченные «спецназом» и морской пехотой объекты.

При этом берется во внимание возможность формирования значительного числа вооруженных отрядов из числа пророссийски настроенного местного населения и одновременно низкую вероятность организованного вооруженного сопротивления со стороны проукраински настроенной части населения. Сказанное выглядит фантастикой, но западными исследователями после анализа многочисленных исторических примеров создания повстанческих движений отмечена одна закономерность. По их мнению, в случае агрессии против страны (это больше относится к европейским странам) и угрозы оккупации ее территории до 10 процентов взрослого населения готово сотрудничать с оккупантами и оказывать им содействие. Причем 3% могут играть «активную роль» с оружием в руках, а 7% - помогать ресурсами и прочими видами поддержки. Честно говоря, в это не хочется верить, но факты вещь упрямая, а в годы Великой Отечественной войны количество граждан Советского Союза, сотрудничавших с фашистами, измерялась сотнями тысяч.

Почему мы решились говорить о таком фантастическом сценарии. Видимо, во многом по той простой причине, что по результатам большинства исследований значительная часть населения Крыма, а особенно Севастополя, является про-российски настроенной. Автору даже приходилось встречать результаты исследования, где в отношении упомянутого города фигурировало число таких жителей в районе 96%. Очевидно, что эта реальность является очень неприятной для украинских властей, но от нее никуда не денешься и это объективно нужно брать во внимание.

Аналитикам «соседнего» Генштаба также приходится учитывать позицию ряда других стран и их союзов. Они могут образовать третью сторону конфликта и очевидно, что «пожелают» оказаться «причастными». Учитывая возможность сильного влияния со стороны третьих стран, возникает задача нейтрализации их угроз, прежде всего за счет внезапности и скоротечности своих действий, которые должны завершиться до того, как эти «игроки» начнут демонстрировать, а то и применять свои «мускулы» в регионе. Это сделать сложно, но тоже вполне реально. Например, прибытие в регион «чьих-то» сил и средств морским путем может быть затруднено, например, «случайной» аварией и пожаром крупного танкера в одном из узких мест черноморских проливов…

К сожалению, нашим недругам также в определенной мере способствуют географические особенности региона. Так, например, сухопутных путей сообщения полуострова с материком всего несколько и они относительно легко блокируются. А борьба с переброской ресурсов водным путем на фоне этого выглядит менее «затратной».

Один из многих возможных сценариев
Из изложенного выше уже видно, что при всех раскладах сил и средств «классическая война» в «нашем» случае неприемлема просто по определению. Поэтому в головах наших недругов неминуемо возникает задача поиска нестандартных решений при выполнении поставленной задачи.
Прежде всего, им нужно создать «благоприятную» информационную среду вокруг конфликта, включая официальный повод для применения силы, в том числе озвученный и подхваченный мировыми СМИ. В упомянутом информационном поле могут преобладать про-российские материалы, создающие имидж страны-миротворца, спасающей своих граждан, защищающей права человека в автономии на фоне сформированного отрицательного образа украинской власти, «неспособной защитить своих граждан и искусственно раздувающей конфликт в Крыму с целью отвлечь внимание населения страны от внутренних политических «разборок».

Для этого возможны провокации в виде действий или бездействий украинских властей на фоне искусственно созданной проблемы или кризиса в самом Крыму. При этом для создания информационного превосходства заранее скрыто берутся под контроль украинские СМИ, а остальные в нужный момент «прекращают» свое вещание по «техническим причинам».
Также составной частью поиска «нетрадиционных» способов достижения успеха может стать формирование «пятой колонны», о которой уже было сказано выше. Это выглядит очень даже привлекательно на фоне предпочтений большинства населения Крыма. Мы не удивимся, если начнутся «игры» даже на разногласиях внутри крымских татар и их противоречиях с официальными властями, которые не сильно горят желанием «решать их проблемы».

Вполне логичным выглядит проведение «отвлекающих маневров» до начала конфликта, например, путем дестабилизации обстановки в восточных областях страны и/или искусственно созданного «очередного» политического кризиса в столице. Заметим также, что в контексте данной проблемы распущенный парламент означает даже невозможность легитимно объявить режим чрезвычайного положения … Военные аналитики соседней страны вполне могут рекомендовать своему руководству с началом конфликта искусственно создать в Украине ситуацию, требующую значительного отвлечения ресурсов на ликвидацию тех или иных проблем, например, техногенных аварий или катастроф. Серия одновременных пожаров и взрывов на десятке военных складов и арсеналов – это не только лишение украинских военных боеприпасов и топлива, но и необходимость спасательных работ в отношении местного населения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, что отвлечет значительные ресурсы не только МЧС, но и самого военного ведомства. Очевидно, что по «сценарию» «должны» массово гореть и взрываться склады в западной части Украины, что должно охладить патриотические порывы «національно свідомих громадян», ибо на первый план уже выходит другая национальная черта - «своя хата с краю» и отдельно взятый гражданин будет больше озабочен вопросами спасения своей семьи и добра, а повестка в военкомат останется в списке его приоритетов на втором плане.

Справка:
По официальной информации Минобороны, в ликвидации последствий недавних пожаров на 61-м военном арсенале было задействовано от военного ведомства более 430 человек и 100 единиц техники, от министерства внутренних дел – 1300 человек, от МЧС – около 390 человек и 60 единиц техники.
Ну и «традиционно» ко всему этому добавляется заранее созданный топливный кризис, прежде всего на бензин и дизельное топливо, что должно затруднить вопросы переброски и применения войск, а также повседневную жизнь страны.

Все «предложенное» выше является совокупностью действий, осуществляемых преимущественно путем специальных и информационно-психологических операций, не сильно трудных в плане их практического осуществления и призванных создать благоприятные условия для реализации собственно военной составляющей рассматриваемого нами сценария.

овторимся, что «классическая» военная часть операции в таких условиях становится легче реализуемой. Подробно о ней говорить не будем, так как в какой-то мере свежо в памяти произошедшее в Южной Осетии… Особенностью событий может стать то, что для противостоящей стороны возникает необходимость привлечь дополнительные силы и нарастить свою группировку сил и средств на территории автономии. Напрашивается вывод, что нарастить упомянутую группировку войск в сжатые сроки можно путем переброски и даже десантирования подразделений и частей ВДВ России, что является вполне реальным, исходя из их численности и возможностей военно-транспортной авиации, а также условий их базирования.

Другой особенностью операции может стать широкое применение подразделений специального назначения, которые призваны сыграть решающую роль в выводе из строя ключевых объектов и/или установлении контроля над ними. Очевидно, что их заблаговременное прибытие в Крым, забазирование вблизи объектов действий особой трудности не представляют и эти действия могут быть проведены скрытно …
По мере развития событий в регион могут перебрасываться морским и воздушным путем части сухопутных войск, которые призваны «развивать успех», брать под контроль ключевые участки местности и важные объекты и т.п.

Зачем?
Сразу оговоримся, что сведения, мысли и идеи, изложенные в данном материале, не являются результатом работы разведорганов страны по добыванию и обработке информации о планах применения вооруженных сил сопредельного государства. Сейфы российского Генштаба и других субъектов обеспечения национальной безопасности этой страны при подготовке данного материала оказались нетронутыми. Впрочем, и сам материал написан не в форме общепринятого информационно-аналитического продукта, а в сильно упрощенном виде, более приемлемом для читателя.

Также читатели вполне справедливо упрекнут нас в искусственном нагнетании обстановки, провоцировании очередных конфликтов и т.п. Но, например, те же американские военные каждый год разрабатывают десятки различных оперативных планов «на все случаи жизни», дабы быть готовыми к любым неожиданностям. А для того, чтобы любой из упомянутых планов появился на свет, при его разработке «проигрывается» еще по несколько десятков сценариев развития ситуации, в какой-то мере похожих на изложенный выше. Готов спорить, что в недрах Пентагона «наработки» на тему, что делать самим американским военным на случай силового конфликта вокруг Крыма сделаны давно и сейчас лишь уточняются ими по мере необходимости. И нужно отметить, что эта проблема их волнует достаточно серьезно.

Как никак, дело приходится иметь не с повстанцами в африканской стране «третьего мира», а с Россией, вновь уверенно возвращающей себе статус одного из мировых центров силы. Да и собственные военные базы США в регионе на сегодняшний день отсутствуют. Поэтому американцы, понимая ограниченность своих возможностей влиять на ситуацию в нашем регионе, уже полтора десятилетия проводят последовательную политику укрепления своих позиций (вновь приобретенные союзники в виде Болгарии и Румынии, значительная военная помощь Грузии и Украине и т.п.). Может быть, поэтому Турции до определенного момента и «прощаются» даже ее рейды на территорию Ирака и операции против курдов, понимая, что без поддержки турецкой стороной «играть» в регионе трудно, начиная с того, что вопросы прохода военных кораблей нечерноморских стран через контролируемые Турцией проливы, становятся проблематичными.

Что касается нас, то хочется вспомнить еще слова одного выдающегося военачальника, о том, что плох тот Генеральный штаб, которому нужно подниматься по тревоге. Даже в нашем недавнем прошлом есть примеры, когда мало кто верил в возможность войн на Балканах, чеченского конфликта, террористических атак против США 11 сентября 2001 года и т.п., но они все же стали реальностью.

Изложенные выше мысли не претендуют на истину в последней инстанции. Любой из читателей, имеющий понятие о военном деле, сможет оспорить или дополнить вышесказанное. А озвученный вариант плана не означает автоматически отсутствия или невозможности его других вариантов (напомним, что в «нормальных» штабах обстановка оценивается по нескольким вариантам ее развития и, соответственно, соответствующие решения тех или иных командиров и командующих принимаются также исходя из множества возможных ситуаций).

У «силовиков» исторически принято разделять противников на эвентуальных, потенциальных и реальных. Мы не беремся пугать читателя угрозами от реального противника нашей страны. Но дожидаться, пока эвентуальный противник пройдет все стадии «своего развития» и превратится в реальную угрозу, выглядит опрометчивым. Также заметим, что, несмотря на все «психозы» в головах политиков и на страницах СМИ, существует также мнение профессионалов. В этой связи, например, начальник Главного управления разведки Минобороны генерал Виктор Гвоздь сказал четко и недвусмысленно: «Угроз и вызовов вокруг нашей страны, к сожалению, более чем достаточно — военных, военно-политических, террористических, экологических, техногенных... Важно их предвидеть, трезво оценивать и работать на упреждение… В Украине достаточно силовых и иных структур, отслеживающих ситуацию вокруг Черноморского флота… Что же касается Крыма, то на полуострове полностью отсутствуют признаки конфликтного региона с военной точки зрения. А периодически возникающие споры вокруг территориальной принадлежности автономии подогреваются нечистоплотными политиками и опрометчивыми выступлениями прессы...».

Главная идея этого материала заключается не в «поиске ведьм», а в другом. Ведь в арсенале средств предупреждения и пресечения военных угроз есть много соответствующих «инструментов» для этого. И нам представляется, что публикация этого материала должна стать маленьким камешком в фундаменте того, что называется превентивными мерами в обеспечении национальной безопасности страны. Ибо предупрежден – означает уже почти вооружен. А те, у кого в голове все же возникнут подобные абсурдные планы, также должны знать, что их замыслы не являются тайной для тех, против кого они направлены. Также очень хочется надеяться, что наши «силовики» в предложенном материале ничего принципиально нового для себя не открыли …
Источник


Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments