mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Delirium Вanderum. Слава Украине!



-Слава Украине!

В голове Сереги Буйнова газо-электросварщика из Воркуты зазвонили тысячи колоколов и колокольчиков. Его вырвало на пол у дивана на котором он лежал. Вырвало желчью, ибо пошел третий день, как он “в завязке” и кроме воды изможденная плоть ничего не принимала.
Померещилось… ну да… где Воркута, а где Украина… Серега открыл глаза. От тусклого света, пробивающегося сквозь немытые стекла опять затошнило.
- Слава Украине!
На груди Сереги сидела огромная облезлая белка размером с бобра в серо-оливковой балаклаве. Из прорезей для глаз торчали уши с кисточками, а из ротового отверстия торчала острая мордочка с налитыми кровью глазками и желтыми зубами.
- Чо, кацап, припух? Слава Украине, говорю! - проорала белка, явно намереваясь впиться этими зубами ему в красный шнобель.
- гггироям славва! - неожиданно для себя пролепетал Серега.
- Ось и добрэ. - белка спрыгнула на пол и потащила табурет к дивану. На табурете что-то стояло накрытое желто-голубой салфеткой.
- Вже прокыдайся, бо дурнэ спыть дурне сныця. Горилочки? - Белка размашистым жестом сняла салфетку и повязала себе на плечи. Салфетка оказалась украинским прапором.
На табурете стояла литровая бутылка “Хортицы”, тарелка печеночной колбасы и два гранчака. Пока оцепеневший Серега пялился на это подношение, машинально натягивая единственный носок, белка налила два по сто и протянула один гранчак ему.
Запах прохладного нектара парализовал все потуги “завязать” в полторы секунды. Запредельность происходящего не оставляла никакого выбора и Серега залпом замахнул сотку. Глотка приученная к наспех разбавленному водой гидролизному спирту “стенолазу” испытала множественный оргазм, и он, схватив бутылку, налил себе и белке по второй, выпил так же залпом и блаженно закурил Супер Приму.
- Ну, по третьей за любовь! - белка перешла на русский и налила снова по сотке.
Когда выпили, белка протянула ему кусок печеночной колбасы. Колбаса была теплой, ароматной, домашнего приготовления.
- Ну как, вкусно?
- Охрененно!- сказал Серега жуя и довольно улыбаясь, будучи уже реально подшофе.
- А мне не очень. - деланно скривилась белка, - девка явно уже не девка была.
- Какая девка? - равнодушно спросил Серега, пододвигая себе тарелку поближе.
- Ну ты деревня монголо-татарская! Это ж львовская колбаса имени Степана Бандеры и сына его Остапа. Ее со времен Австро-Венгрии делают исключительно из печени еврейских девственниц. Но я думаю, они халтурят уроды, чо-то не верится, что только девок берут, и я слышала что вместо еврейки могут кацапку зафигачить. Ничего святого, блин.
Серега поперхнулся пятым куском и вытаращился на белку, которая вышагивала по столу и снова перешла на мову.
- Ну хто так будуе коряво? - она на цыпочках вглядывалась куда-то через мутное окно, - ось як можно було так встановыты ракеты НАТО у Привоза, що аж з Воркуты выдно, що крыво. Ну та добре, Бандера прийдэ - порядок наведе, бо засралы все, лайна по самое гэть! - и со злостью пнула банку из под сардины полную окурков. Банка пролетела через всю комнату и громко стукнула в стену.
- Хорош шуметь, полицию вызову, достал уже алкаш! - завопил сосед и застучал чем-то железным по батарее.
- Сдохни москаль! - заорала белка и кинула в стену банку с остатками рассола. - на палю кацапню! - и запрыгала по столу пиная грязную посуду - Хто не скаче, той москаль, ла ла ла ла…
Серегу снова вырвало, в дверь громко стучали. Белка крикнула - Герои не вмырають! - запустила недопитой бутылкой в дверь и выпрыгнула в форточку с девятого этажа. Дверь выбили, и в квартиру ворвался ОМОН, все было бы ничего, ну дали пару раз по почкам, чо взять то с алкаша. Но… на столе где плясала белка лежала визитка, старший наряда взял ее, оторопел и со всей дури всёк Сереге с ноги в голову.

Голова болела жутко. Комнату застилал белый ослепительный свет. Запах хлорки, трубки-капельницы, руки на растяжке. Больничка. Рядом сидел Вован-кореш.
- О, очухался дебил! - он радостно скалился на все свои восемнадцать кариесных, - ты чо, дятел, выпрыгнуть хотел? Тебя из форточки еле достали, застрял придурок.
- Есть чо? - прошептал Серега спекшимися губами.
- Обижаешь! - Вован открутил крышку от пластиковой поллитровки от Буратино, смятой так, чтобы не выпирала из кармана и приложил к губам Сереги.
Серега сжал кулаки привязанных к кровати рук и судорожно глотал дерущий горло “стенолаз”. Сегодня она не придет, это главное.

Телевизор в коридоре вещал голосом Киселева:
“Фашисты Львова отлавливают последних ветеранов Великой Отечественной Войны и сжигают живьем на Вечном огне”.
- Вот же суки, дедываевале - прошептал Вован. Серега заплакал. Как хорошо, что он дома, тут среди русских, вон Вован-корешок не бросил, соседи скорую вызвали… Даже уборщица которая шепотом матерясь развозила тряпкой мутную воду по кафельному полу была такая родная, русская…

Автор pankapellan Написано для Колонкер:

Tags: судьба и образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments