mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Имперський шовінізм- основа російськой культури. У всі часи ії існування.

Originally posted by vjn at post
Їй-бо, дивувала реакція деяких українців на підписантів хвалебного листа до Путіна з числа так званої "культурної інтелігенції Росії". "Ах, Башмет, як він міг, Ах, Табаков, невже..."
Не розумію, чого чекали ці люди - вся російська культура питомо нетерпима до будь-яких національно-визвольних антиімперських проявів, так завжди було і так завжди буде.

Ты читалъ извѣстіе о послѣднемъ сраженіи 14 Мая. Не знаю почему не упомянуто въ немъ нѣкоторые подробности, которыя знаю изъ частныхъ писемъ и кажется отъ вѣрныхъ людей: Кржнецкій находился въ этомъ сраженіи. Офицеры наши видѣли какъ онъ прискакалъ на своей бѣлой лошади, пересѣлъ на другую бурую, и сталъ командовать – видѣли какъ онъ, раненый въ плечо, уронилъ палашъ и самъ свалился съ лошади, какъ вся его свита кинулась къ нему, и посадила опять его на лошадь. Тогда онъ запѣлъ Еще польска не сгинела, и свита его начала вторить, но въ ту самую минуту, другая пуля убила въ толпѣ польскаго маіора и пѣсни прервались. Все это хорошо въ поэтическомъ отношеніи – Но все таки ихъ надобно задушить и наша медленность мучительна. Для насъ мятежъ Польши есть дѣло семейственное, старинная, наслѣдственная разпря, мы неможемъ судить ее по впечатлѣніямъ Европейскимъ, каковъ бы ни былъ впрочемъ нашъ образъ мыслей – Но для Европы нужны общія предметы вниманія и пристрастія, нужны и для народовъ и для правительствъ. Конечно выгода почти всѣхъ правительствъ держаться въ семъ случаѣ правила non-intervention, т. е. избѣгать въ чужомъ пиру похмѣлія; но народы такъ и рвутся, такъ и лаятъ – Того и гляди навяжется на насъ Европа.
(c)П. А. ВЯЗЕМСКОМУ. 1 июня 1831 г. Из Царского Села в Москву.

En rentrant à Moscou, Madame, j’ai trouvé chez la Psse Dolg. un paquet de votre part. C’étoit des gazettes de France & la tragedie de Dumas — tout étoit nouvelles pour moi, malheureux pestiferé de Нижній — Quelle année! quels évenements! La nouvelle de l’insurrection de Pologne m’a tout à fait bouleversé. Nos vieux ennemis seront donc exterminés & c’est ainsi que rien de ce qu’a fait Alexandre ne pourra subsister car rien n’est basé sur les veritables interêts de la Russie, et ne pose que sur des considérations de vanité personnelles, d’effet théatral &c ... Connaissez vous le mot sanglant du Maréchal votre Père? A son entrée à Vilna, les Polonais vinrent se jetter à ses pieds. Встаньте, leur dit-il, помните что вы Русскія. — Nous ne pouvons que plaindre les Polonais — Nous sommes trop puissants pour les haïr, la guerre qui va s’ouvrir sera une guerre d’extermination — ou du moins devroit l’être. L’amour de la patrie tel qu’il peut exister dans une âme polonnaise a toujours été un sentiment funèbre. Voyez leur poët Mickevicz. — Tout celà m’attriste beaucoup. La Russie a besoin de repos.

[Какой год! Какие события! Известие о польском восстании меня совершенно потрясло. Итак, наши исконные враги будут окончательно истреблены, и таким образом ничего из того, что сделал Александр, не останется, так как ничто не основано на действительных интересах России, а опирается лишь на соображения личного тщеславия, театрального эффекта и т. д. ... Известны ли вам бичующие слова фельдмаршала, вашего батюшки? При его вступлении в Вильну поляки бросились к его ногам. <Встаньте>, сказал он им, <помните, что вы русские>. Мы можем только жалеть поляков. Мы слишком сильны для того, чтобы ненавидеть их, начинающаяся война будет войной до истребления — или по крайней мере должна быть таковой. Любовь к отечеству в душе поляка всегда была чувством безнадежно-мрачным. Вспомните их поэта Мицкевича. — Все это очень печалит меня. Россия нуждается в покое.]

(с)(c)Е. М. Хитрово. 9-го декабря [1830 г. Москва].

Ныне, когда справедливое негодование и старая народная вражда, долго растравляемая завистию, соединила всех нас против польских мятежников, озлобленная Европа нападает покамест на Россию, не оружием, но ежедневной, бешеной клеветою. Конституционные правительства хотят мира, а молодые поколения, волнуемые журналами, требуют войны... Пускай позволят нам, русским писателям, отражать бесстыдные и невежественные нападения иностранных газет. Правительству легко будет извлечь из них всевозможную пользу, когда бог даст мир и государю досуг будет заняться устройством успокоенного государства, ибо Россия крепко надеется на царя; и истинные друзья Отечества желают ему царствования долголетнего.
(с)А. X. БЕНКЕНДОРФУ.Около (не позднее) 21 июля 1831 г.

Це свєточ російської літератури Алєксандр Сєргеіч Пушкін.


КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ.

О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.
Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.
Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага —
И ненавидите вы нас...
За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?....
Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русской от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?...
Так высылайте ж нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

А ви як думали?

Час вже  вибирати - або "ностальжі" за імперською культурою, яка постійно прив'язує українську націю до Росії по руках та ногах, обплутуючи її автомат тенетами на кшталт "як же можна стріляти в російських братів", в результаті чого наші військові зрадники повально здають майно окупантам, або незалежна Україна. Кожен українець, який буде дивитися "Матроскіна" чи "Трьох мушкетерів" повинен пам'ятати, що стоїть за тими голосами і обличчями. Інакше, на жаль, ніяк.

Ну і ще один, на додаток - теж "свєточ россійской мислі" Нєкрасов, ода Муравйову, який придушив польське повстання і увійшов в історію як "Муравйов-вєшатель":


Бокал заздравный поднимая,
Ещё раз выпить нам пора
Здоровье миротворца края...
Так много ж лет ему... Ура!

Пускай клеймят тебя позором
Надменный Запад и враги;
Ты мощен Руси приговором,
Ея ты славу береги!

Мятеж прошёл, крамола ляжет,
В Литве и Жмуди мир взойдёт;
Тогда и самый враг твой скажет:
Велик твой подвиг... и вздохнёт.

Вздохнёт, что, ставши сумасбродом,
Забыв присягу, свой позор,
Затеял с доблестным народом
Поднять давно решённый спор.

Нет, не помогут им усилья
Подземных их крамольных сил.
Зри! Над тобой, простёрши крылья,
Парит архангел Михаил!


* * *
ЕВА М. ТОМПСОН
ТРУБАДУРИ ІМПЕРІЇ
Російська література і колоніалізм

(Ewa M. THOMPSON
IMPERIAL KNOWLEDGE
Russian Literature and Colonialism )


Tags: кажущееся и действительное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments