mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Есть на Северном Кавказе такой субъект федерации - Республика Адыгея. Пока есть...

Originally posted by mihail_shahin at Докричаться до Путина. Русский ад в адыгейском Курдистане

Юрий Сошин,
28.02.2014

«Уважаемый Владимир Владимирович!
Мы, жители села Белого республики Адыгеи, стали жертвой миграционной политики проводившейся многие годы. Для нас эта политика вылилась в реальную проблему - необходимость жить рядом со сплоченной общинной курдских переселенцев, для многих из которых общепринятые нормы общественной жизни и законы страны не существуют.

Практически с самого начала появления курдов стали возникать конфликты: убийства, избиения, потравы посевов фермеров, драки в школе, нарушения правил пользования приусадебными участками загрязнение окрестностей села отходами забоя скота и павшими животными и т.д.

К сожалению, правоохранительные органы республики на наши призывы навести порядок, звучавшие многократно в обращениях и на сходах граждан, вместо принятия должных мер, обвиняли нас в разжигании межнациональной розни и выносили предостережения. Хотя через много лет уже и руководство республики устами ее главы и министра МВД публично признали проблемы с курдами. Однако практика правоохранительных органов покрывать их преступления и сваливать вину на русские организации и граждан осталась прежней».

В тот период когда все общественное внимание приковано к событиям на Украине, так начинается подписанный 449-ю русскими людьми вопль отчаяния обращенный к последней перед Господом Богом инстанции. Жителям села Белое уже не к кому обратиться...

270214-soshin

Есть на Северном Кавказе такой субъект федерации - Республика Адыгея. Несмотря на национальное название, почти русская по национальному составу. Славян там 68%. Двадцать лет назад было более восьмидесяти. Но в республике, где русское население является ведущим по численности, жить ему все тяжелее. А в отдельных селах жизнь превращена в ад. Страшный, лютый ад, такой как когда-то пережили русские мученики в Ингушетии и Чечне.

В начале девяностых годов в Адыгею из Средней Азии начали переселяться курды, некогда депортированные туда из Закавказья. Очередной «народ жертва сталинизма» стал активно заселять русские села. И жизнь русских соседей «несчастных беженцев» вскоре стала сущим адом. Убийства, избиения, изнасилования, изощренные истязания русских детей в школах стали чуть ли не повседневной нормой. И делалось подобное с очевидной целью: очищение жизненного пространства для новых «беженцев». «Это наша земля», - постоянно слышали русские от новоприбывших. А на вопрос: «С каких пор это земля ваша?», - ответом был лишь злобный оскал.

В итоге русские из родных мест стали массово уезжать, некоторые села почти очистились от них. Оставались старики, которых убивали. В селении Белом только за зиму 2002 года было зверски, «показательно», убито 6 человек. Виновных не нашли. Этот год до сих пор вспоминается русскими как самый страшный. Руководство Адыгеи в тот период ничего не видело и ничего не замечало. Заявления в милицию и местную администрацию, митинги и сельские сходы, где не рассказывалось, а кричалось о страшных, леденящих душу зверствах и издевательствах, - всё оставалось без ответа. Одиноким старикам адыгейские милиционеры советовали «отмахиваться топорами»...

Со временем страсти чуть стихли. Но именно чуть. Стариков убивать перестали. Но совместная жизнь с курдами так и осталась для русских почти пыткой. В школьных классах до половины учеников - курдские дети. Обучать их - дело непростое. Ученик, отвечающий учительнице с помощью трехэтажной «ненормативной лексики» - нормальное явление. Дети-славяне полноценных знаний в такой атмосфере получить не могут, часто русские семьи именно по этой причине, - невозможности дать детям нормальное образование, - уезжают из родных мест. Но и «классические» избиения, оскорбления, и унижения русских детей в школах никуда не исчезли. Это ежедневная норма. Русский отец, привезший в школу белое платье для выпускного бала дочери, услышал от пришедших на праздник курдов: «Русские платья везут, а мы имеем».

Курдские девочки, кстати, из школы уходят в 10-11 лет, потому что, «могут украсть по дороге домой». В 12 порой уже выходят замуж, часто за близких родственников.

В селах, где компактно проживают курды нет закона. «Беженцы», как правило, не платят за электроэнергию, хотя всю зиму отапливают ею дома, в которых живут зачастую десятки нигде не зарегистрированных «родственников». Не предъявляют полиции документы при проверках.

Если возникает какая-либо «проблема», то мгновенно происходит мобилизация соплеменников. Милиционер решивший проверить регистрацию или желающий увидеть электросчетчик инспектор энергосети окружается в мгновение ока толпой из нескольких десятков истошно кричащих «беженцев». На этом вся проверка заканчивается.

В курдских подворьях правит бал антисанитария. Приусадебные участки превращаются в огромные базы для скота. В каждом содержится до 30-40 голов коров и быков, десятки овец. Навозная жижа не убирается. Кроме того во дворах и на улице часто режут скот, кровь льется на землю и загнивает. Внутренности забитых животных курды выбрасывают рядом с домовладениями. Или выкидывают, на радость проезжающим в автомобилях людям, в придорожные кюветы автотрасс. Трупный смрад и запах навозной жижи, возможно, сладок и приятен для некоторых, но жить в такой атмосфере невозможно, вот и уезжают люди, продавая за бесценок свои дома курдам. В них заселяются новые «беженцы», вырубают деревья, и еще недавно цветущее русское подворье превращается в загон для скота... «Химическое оружие» прекрасно работает на расширение жизненного пространства. Но не только это. Недавно сельский пастух, русский, отказался пасти стадо сельчан. Причина - его заставляли пасти лишнее количество скота, а за обговоренное часто просто отказывались платить.

Из-за невозможности выпасать скот, многие русские семьи лишит последнего источника дохода. Русским коровам пастух необходим, иначе они могут бесследно пропасть. Курдский же скот неприкосновенен, он может и без пастуха ходить где угодно. На русских огородах, к примеру.

Но надо вернуться к недавнему письму-мольбе жителей села Белого к Владимиру Путину. Поводом стало избиение жителя села Белого Сергея Ермакова и его сыновей.

5 февраля глава многодетной семьи Ермаков пришел в школу села Белое, чтобы забрать детей. В коридоре стояли трое курдов-старшеклассников и нецензурно выражались.

Ермаков, сажавший в машину детей, сделал замечание. В ответ подростки бросились на мужчину и его детей и начали их избивать. Лишь поспевшая директор школы как-то смогла их утихомирить. Ермаков же заявил, что так все не оставит, поедет в полицию и подаст заявление. Перед отъездом он сообщил о происшедшем местному казачьему атаману Загребельному и участковому инспектору. Отвезя младших детей домой, Ермаков со старшим сыном поехал в райцентр. Однако вскоре после выезда из села его автомобиль был блокирован 6 легковыми автомашинами с курдами, предположительно приехавшими из лежащего в 4 километрах от Белого села Преображенского, ныне полностью очищенного от русских и заселенного курдами. Автомобили налетчиков зажали «Жигули» Ермакова на обочине. Затем из блокирующих машин выскочили более двух десятков молодых людей возрастом около 25-30 лет и начали разбивать автомобиль. Потом вытащили из него Ермакова с его 17-летним сыном и зверски их избили. Подъехал атаман Загребельный, курды стали бить и его. Только появившийся на трассе микроавтобус, похожий на спецмашину полиции, спас троих от неминуемой смерти. С криком «Милиция» курды бросились в свои машинам и быстро уехали. Сергей Ермаков был избит настолько серьезно, что лечить его пришлось в республиканской больнице города Майкопа.

Трагедию русские жители села приняли как свою личную. В дом Ермаковых постоянно шли посетители, чтобы высказать слова поддержки. Давали деньги на ремонт машины и лечение главы семьи. Но перед домом стояла группа из нескольких курдов, которые демонстративно фотографировали всех приходящих.

В курдском селе Преображенские двое суток в местном клубе шел многотысячный митинг. Чьей крови жаждали выступавшие курды, какие призывы там раздавались, никто не знает.

Курдам митинговать можно. Но когда возмущенные русские жители красногвардейского района в связи с многочисленными притеснениями русского населения со стороны курдской общины, заявили о желании провести свой сход граждан, местные власти тут же вынесли запрет на проведение мероприятия.

Даже просто собравшихся для обсуждения ситуации 7 февраля на улице райцентра Красногвардейское 25 местных казаков мгновенно задержала полиция. Людей силой посадили в фургоны и доставили в РОВД, как было сказано «с целью проведения профилактических мероприятий». Задержанных казаков, вопреки всем законам, принудительно фотографировали и снимали у них отпечатки пальцев.

Но и это еще не все. В происшедшем избиении русских курдами местной властью быстро был найден виновный. Им оказался ... глава администрации села Белого В. Сергиенко. И именно ему прокурор красногвардейского района А.В. Бакланов вынес «предупреждение он недопустимости разжигания межнациональной розни». Вот цитата их постановления прокурора: «С учетом изложенного уведомляю, что Вы не в полной мере исполняете требования Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», что может привести к разжиганию национальной розни на территории Красногвардейского района Республики Адыгея».

Курды бьют русских, а виноват в этом оказался глава сельской администрации.
По поводу избиения Ермаковых возбуждено уголовное дело. Приезжал в Красногвардейское и представитель кубанского реестрового казачества Перваков, заместитель атамана войска Долуды. Приехал и уехал, никаких заявлений не сделал, ничего никому не обещал.

Случай в Белом отразил общую ситуацию положения русских на Северном Кавказе. Ситуацию правого коллапса и полного бессилия власти в деле защиты русского населения. Административная и правоохранительная система на Северном Кавказе бессильна против криминального этнопрессинга или этнотеррора. Под «письмом отчаянья» жителей селения Белого вполне могли бы подписаться и казаки из карачаево-черкесской станицы Преградной, казаки дагестанского Кизляра, ставропольских станицы Марьинской, городов Зеленокумска и Невинномысска.

Русские же жители красногвардейского района в справедливость местной власти уже не верят. Не верят правоохранителям, не верят прикормленным властями казачьим атаманам, ни верят никому. Последняя надежда - Президент России.
Заканчивалось обращение к Путину так: «Толерантность, которую нам навязывают уже 20 лет, не может быть только за нас счет. Мы тоже люди, мы платим налоги, на которые существуют прокуроры, полицейские и прочие чиновники. И вправе требовать от них честного исполнения своего долга. Ситуация с курдами в нашем районе показывает что правоохранительные службы свой долг не исполняют. А их бездействие рано или поздно приведет к открытому межэтническому противостоянию.

А может быть вы, как гарант наших гражданских прав заставите наших чиновников исполнять свои обязанности?
С уважением. Жители села Белого». 449 подписей.

Когда статья была написана, пришло известие, что «Обращение» жителей села Белое переслано из Администрации Президента Российской Федерации в прокуратуру Республики Адыгея.

http://ruskline.ru/opp/2014/02/28/dokrichatsya_do_putina_russkij_ad_v_adygejskom_kurdistane/

P.S. А в это время Путин спасал "русскоязычных Крыма" от "разъяренных толп бендеровцев и фашистов".


Tags: кажущееся и действительное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments