mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Одесса. Ужасы оккупации. Новые подробности:

Сегодня в Одесском историко-краеведческом музее открылась выставка «Театр в оккупации».

На выставке можно увидеть множество уникальных вещей, начиная от программок и афиш спектаклей, которые ставились в 1941-1944 гг., до личных вещей и фотографий артистов времён военного лихолетья.
По словам директора музея Веры Солодовой, в музее накопилось столько материала, что не делать выставку было просто невозможно. К тому же активное участие в подготовке этой выставки приняли известные одесские коллекционеры – М. Пойзнер и А. Дроздовский.

Множество уникальных материалов, оригиналов, не копий, будет интересно узкому специалисту, обилие графических, фотоматериалов, не оставит равнодушным и рядового посетителя музея:





Судьба многих актёров одесских театров после освобождения Одессы была незавидной. Часть смогла продолжить свой творческий путь, но большая часть оказалась осуждёнными за сотрудничество с оккупантами (играл с театре при румынах, или рисовал афиши,- значит пособничал), к сожалению, далеко не все из них вернулись в Одессу.


Источник :

* * *
Помню покойную соседку, отставную шансонетку Ефросинью Абрамовну, которая регулярно до белого каления доводила весь двор фразой о том времени: «Хороший был кусочек жизни!»

Как выяснилось, театральная жизнь в оккупированной Одессе буквально бурлила
В городе с октября 1941 по апрель 1944 годов работали театры: Оперный, Эстрады, Русский театр драмы и комедии, Театр камерной оперетты «Гротеск», Украинский драматический. Детский, Интимный, Зал консерватории, Театр обозрений, Современный театр, Театр «Юность», театр-сад «Транснистрия», Театр-аудитория на Слободке и др. Также работала восстановленная Одесская киностудия, и в ресторане «Норд» пел легендарный Петр Лещенко.
На сценах театров шли такие постановки: «Евгений Онегин», «Князь Игорь», «Сорочинская ярмарка», «Сирано де Бержерак», «Кармен», «Фауст».Со сцены звучали песни, романсы на русском и украинском языках.

«И тогда находились поэты, прозаики, которые умудрялись говорить правду, — говорит вице-президент Всемирного клуба одесситов Евгений Голубовский. – Во время оккупации издавались сборники поэзии Есенина и Гумилева, а также четырех одесских поэтов, никакой политики там не было, одна поэзия».
Художник Михаил Божий, побывавший в оккупации, год-два после освобождения Одессы чувствовал себя очень неловко, зато потом у него жизнь наладилась. А его коллега, написавший по заказу портрет какого-то офицера, загудел на 15 лет в лагеря…

«Люди, умудренные жизненным опытом, избавлялись от газет и фотографий оккупационного времени, — сетует коллекционер Анатолий Дроздовский. – Но часть осталась. Долгое время того или иного артиста преследовали эти документы»,..

«Одесса в своей истории имеет много ярких и пестрых страниц, — дополняет Михаил Пойзнер. – История учит, что любое приукрашивание и утаивание может очень больно ударить в самый неожиданный момент. После 16 октября 1941 года Одесса принадлежала Румынии, стала столицей Транснистрии, вторым городом после Бухареста. Это был лакомый кусок, туристический центр, курорт... Конечно, репертуар формировался так: немецкая пьеса, румынская, потом – русская классика. Ярлык сотрудничества с оккупантами приклеивался где надо и не надо....
Конец этих людей часто был печален. Василий Вронский в 1951 году не умер даже, а сдох в Николаеве от голода, его наши войска настигли в Румынии, как и профессора университета Часовникова, Печален был конец Петра Лещенко…»

Что любопытно, петь по-румынски оперных артистов никто не заставлял. Как было принято в советских театрах, вся классика шла в переводе на русский язык. Зато афиши печатались по-румынски:«Corsarul», «Lacul lebedelor» (балеты «Корсар» и «Лебединое озеро»), «Mireasa tarului» (опера «Царская невеста»)… Репертуар утверждала примария, но она не вмешалась, когда балет «Свадьба в Карпатах» некоего Константинеску с треском провалился.

Первая зарплата и первый паек артистам оперы оказались вполне приличными. А потом все стало скромнее. Зато была возможность подрабатывать в оперетках, которые были тогда в центре чуть ли не на каждом квартале. В дневниках Юры Суходольского, юного сына одного из артистов театра оперы и балета, однако, отмечено, что паек позволил всей семье досыта наесться. Юра был подпольщиком. После освобождения Одессы ему исполнилось 18, он ушел на фронт и очень скоро погиб.

http://dumskaya.net/news/teatry-kak-i-genschiny-dostayutsya-pobeditelyam--025397/

* * *
"Всего же во время оккупации жертвами "фашистов" стали более 100 тысяч горожан, из которых в большинстве своем это было еврейское население.
(100 тысяч за 29 месяцев окупации)

Однако интересным оказалось то, что из 250 тысяч горожан, которые 10 апреля 1944 г. встретили своих освободителей, к 1 января 1945 г. в Одессе оставалось около 160 тыс. жителей.
(90 тысяч за 7 месяцев освобождения от окупации)

С приходом советских войск практически все оставшиеся в городе взрослые для объяснений отношений с оккупантами были вызваны в кабинеты следователей "СМЕРШ", которые добрая половина покинула под конвоем. Однако подобной убыли населения советские власти старались не замечать, выделяя опустевшие квартиры "румынских приспешников" прибывшим из эвакуации горожанам и жителям восточных областей СССР, направляемых в Одессу для восстановления разрушенного оккупантами. Долгие послевоенные годы страх перед "компетентными органами" заставлял молчать об этом переживших оккупацию одесситов".


Больше здесь:
О чем умалчивали в СССР, рассказывая об оккупированной Одессе...
- http://mysliwiec.livejournal.com/509154.html
Tags: кажущееся и действительное, судьба и образ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments