mysliwiec (mysliwiec) wrote,
mysliwiec
mysliwiec

Жизнь в оккупированной Одессе весной и летом 1942 г.

Чем по большому счету отличалась жизнь в Одессе при румынах от жизни в СССР при Сталине кроме того, что румыны наладили в Одессе капитализм?
За одними приезжали Черные Воронки, массово казнили, отправляли в лагеря, а другие в это же время ходили в рестораны, смотрели кинокомедии, ходили на вечера поэзии Есенина (при румынах), в Оперу
.
Но для советского человека - если уничтожали по национальному признаку, то нет этому прощения,
а если уничтожали по социальному признаку, так это можно - "лес рубят- щепки летят"
( например,в тогдашней советской части Одесской области к 1941 году было физически уничтожено 95% священников, почти все раввины за то, что они священники и раввины)...



Даже сейчас период румынско-германской оккупации Одессы 1941-1944 гг остается "белым пятном".

Еще в советские годы появились книги с довольно тенденциозными названиями: "Наперекор смерти", "907 дней в тылу врага", "Бойцы подземной крепости". Знакомясь с их содержанием, каждый, несомненно, придет к выводу, что у всех жителей нашего города в то время была только одна мысль - как бы взорвать вражеский штаб, уничтожить неприятельского солдата или хотя бы проколоть шины на колёсах его автомобиля. При этом перед глазами читателя встаёт жуткая картина полуразрушенного города, ежедневные расстрелы тысяч невинных жертв, виселицы, десятками стоящие на каждом квартале, и суровые лица одесситов, чудом оставшихся в живых. Несомненно, в первые месяцы после захвата румынами Одессы так оно и было. Но уже весной 1942 года положение в городе, рассматриваемого оккупантами как часть Румынского королевства, разительно меняется. В эти дни снижается количество репрессий против мирного населения, а "новые власти" стремительными темпами восстанавливают работу транспорта, заводов, фабрик, магазинов, театров и учебных заведений. Словом, даже в то нелёгкое время жизнь не остановилась, поражая своим обыденным разнообразием и многогранностью человеческих отношений.

Особенно показательным стало лето 1942 года, которого в Одессе ждали с большим нетерпением. Тогда мирные жители еще продолжали надеяться на то, что Красная Армия выполнит приказ товарища Сталина о полном разгроме фашистских войск уже в 1942 году. При этом советские дивизии, освободив Украину, деблокируют героический гарнизон Севастополя, а тут недалеко и до Одессы. Интересно, что в те дни по городу прошли слухи о возможных советских морских десантах, которые принесут горожанам освобождение. Похоже, этому поверили даже румыны, начав на побережье, от Аркадии до Лузановки, строительство долговременных огневых точек, этаких исполинских железобетонных грибов с большим количеством бойниц. Однако слухи остались только слухами, заставив одесситов усомниться, что освобождение придет в ближайшее время. Не очень приглядно тогда выглядела и советская пропаганда, раструбившая на весь мир, что оккупированной Одессе с её разрушенным городским хозяйством и экономикой при румынском правлении с колен не подняться. Хотя на самом деле город жил, развивался, а одесситы, стойко перенося чужое правление, продолжали жениться, разводиться и заводить любовников, одесситки регулярно рожали, а их мужья ходили на футбол. При этом все 907 дней оккупации заводы и фабрики продолжали выпускать продукцию, работали театры, магазины и базары, на улицах звенели трамвайные трели, а горожане, особенно летом, даже умудрялись… отдыхать.

Горожане, устав от холодов затянувшейся весны и невзгод, принесенных в их дома войной, в отличие от первых месяцев румынского правления, заполнили улицы Одессы, где переполненные товарами магазины блистали витринами, на которых портреты короля Михая I и Антонеску мирно соседствовали с фотографиями западных кинозвёзд и даже некоторых советских артистов. При этом, с наступлением тепла в наш город возвращается, казалось бы, уже забытое слово "мода", тонкости которой в те дни задавали наводнившие Одессу румынки. Всё, от фасонов бухарестских шляпок и до оттенков помад, входивших и тогда в ежедневный обиход любой женщины, быстро бралось на вооружение одесситками. И большинство из них, уже к началу лета, сменив надоевшие серые чулки на прозрачные или телесного цвета и надев платья ярко-синих и розовых тонов, на улицах явно не уступали заезжим красавицам.

Сама же жизнь оккупированной Одессы практически ничем не напоминала тогда о продолжающейся войне.
Мирному населению разрешалось свободное передвижение по улицам с 5.00 до 23.00, театральные представления в те дни начинались в 18.00, а рестораны и кафе стали закрываться в 22.30. При этом на центральных улицах шло активное восстановление разрушенных домов, асфальтирование мостовых и тротуаров, на что с горожан взимался подоходный налог, но только с тех, у кого ежемесячный доход превышал 30 марок. Тогда же распоряжением губернатора Г. Алексяну на территории Транснистрии было окончательно запрещено хождение других валют, кроме немецкой марки. Общее же настроение горожан в те дни выражают слова приказа №12, подписанного корпусным генералом Петром Димитреску 23 июня:

"… Запрещается на территории Губернаторства после 23.00 громко и публично распевать песни, особенно имеющие характер коммунистической пропаганды. Виновные будут подвергнуты принудительным работам…".

При этом, уже к середине лета город, практически залечив нанесённые войной раны, постепенно стал преображаться.
Так, к 6 июля, по докладам районных префектов, были приведены в порядок улицы: Ланжероновская, Короля Михая I, Прохоровская, Тираспольская, Софиевская, Нарышкинский спуск, Херсонская, Белинского, Московская, а на Николаевской дороге построено 2 моста. Кроме того, к этому времени дорожные службы успели заасфальтировать тротуары Дерибасовской и улицу Адольфа Гитлера (Екатерининскую), а также произвести ремонт Сабанеева моста.
Вместе с тем, городская трамвайная сеть на 3 июня 1942 г. насчитывала уже 9 трамвайных линий, а с 12 июня регулярное движение было открыто и на маршрутах №№ 6 , 8 и 9. Всего же летом 1942 г. ежедневно на улицы города выходило по 60 трамвайных вагонов, выручка которых в сутки составляла 12000 марок. Кстати, билет на трамвай в середине июля стоил 25 пфеннигов, а за провоз груза пассажир должен был платить 1 марку. Вместе с тем, к 15 июня было полностью завершены ремонтные работы по восстановлению городского водопровода и началась круглосуточная подача в квартиры воды, а в городской телефонной сети было зарегистрировано 3123 абонента. На подъеме тогда находились и промышленность нашего города.
Так, к примеру:

в августе только за сутки консервный завод № 1 наладил выпуск 30 тыс. банок консервированных овощей и фруктов;
консервный завод № 2 - выпустил 20 тысяч банок баклажанной икры, фаршированного перца, фруктовых компотов и абрикосового повидла;
колбасная фабрика "Берлин" - произвела 13 тонн продукции, причём девяти сортов;
пивзавод №1 - сварил 16396 литров пива;
пивзавод №2 - сварил 2672 литров пива;
фруктовых соков (вишнёвого, грушевого, яблочного, абрикосового и др.) в августе пищевыми предприятиями Одессы было изготовлено на сумму 39170 марок;
молокозавод с мая по июль 1942 г.выпустил 386547 литров пастеризованного молока, 171154 литров кефира, 16559 литров сливок, 5181 килограмм сметаны, 9277 килограммов сыра.
Радовали горожан и одесские рыбаки, улов которых только в августе составил 54 тонны рыбы (хамса, сардель, скумбрия, камбала и кефаль). Всего же летом 1942 г. в городе работало 26 крупных пищевых предприятий, которые за месяц, в общей сложности, выпускали продукции на сумму в 1 миллион 663 тысячи марок(!).

Широкое развитие получил тогда и частный бизнес.

Так, с 14 ноября 1941 года по 1 августа 1942 года румынскими властями было выдано 5282 авторизаций (разрешений) на открытие в Одессе частных коммерческих предприятий, а именно:

560 ресторанов, кафе, столовых и закусочных;
414 продовольственных магазинов;
58 булочных и кондитерских;
87 пекарен;
84 универсальных, комиссионных и галантерейных магазинов;
4 мыловарни;
16 строительных магазинов;
385 мастерских, из них 11 топливных, 15 кожевенных, 37 часовых, 8 авторемонтных, 27 слесарно-механических и кузнечных, 29 столярных, 26 портняжных, 218 сапожных и 14 музыкальных;
1251 парикмахерских;
21 постоялый двор.
Вместе с тем, обилием товаров и низкими ценами этим летом поражали покупателей местные продовольственные магазины и рынки, которые с начала июля работали с 6.00 до 19.00. Так, килограмм картофеля на Привозе тогда стоил 1 марку, помидоров - 75 пфеннигов, яблок - 1 марку 25 пфеннигов, винограда - 3 марки. При этом ежесуточно на рынки Одессы из её пригородов поступает на продажу около 1 тонны брынзы и 40 тонн свинины, цена которой за килограмм в этом месяце с 4,5 марки снизилась до 4. Не хуже обстояло дело со снабжением населения и хлебом, продажа которого велась в расположенных во всех районах города 88 специализированных будках. В них ежедневно реализовывалось населению по карточкам 85 тонн хлеба, цена которого составляла 90 пфеннигов за килограмм. Однако на городских рынках этот же хлеб продавался перекупщиками уже за 2 марки 75 пфеннигов и, как ни странно, также имел спрос.

Не обошлось в те дни и без курьезных приказов городского головы Германа Пынти, один из которых, под №51, в третьем пункте гласил:
"…Окончательно запретить продажу и употребление семечек в центре города, а также во всех публичных местах (сады, парки, пляжи и стадионы)…".

В дополнение к нему 25 августа последовало ещё одно распоряжение румын, запрещающее ездить горожанам в центре Одессы на велосипедах. Но на этом оккупанты решили не останавливаться, приказав снять красные звёзды с памятника, поставленного А.С. Пушкину на Думской площади. Они даже не желали понимать, что размещённые на этом постаменте подобные архитектурные украшения вовсе не являлись символами советской власти, а были знаками масонской ложи, в которую также входил великий русский поэт. Этим летом в городе родилось 289 малышей (157 мальчиков и 132 девочки), а также было заключено 13 браков.



Конечно же, самым посещаемым местом тогда в Одессе были пляжи. Ежедневно, уже с утра, по улицам города в сторону моря направлялись шумные ватаги детей и взрослых, а уже к обеду на побережье, как и любые другие годы, "яблоку негде было упасть". Но особенно многолюдно на одесских пляжах было в выходные, где среди большого количества отдыхающих отличить в плавках оккупантов от порабощённых ими одесситов было практически невозможно. Однако июнь, который в 1942 году выдался душным и дождливым, не часто радовал горожан погожими днями. Но уже начиная с июля в Одессе установилась прекрасная погода, температура воздуха остановилась на +25 нередко переваливая за тридцать градусов, хотя вода в море прогрелась тогда лишь до +18. Но особенно жарким в тогда оказался конец лета, когда температура воздуха часто достигала + 35, доходя в некоторые дни до +38, а море прогрелось до +24. В то время за погодой в нашем регионе следило 6 восстановленных оккупантами метеостанций, сводками которых пользовались как рядовые одесситы, так и командование румынского военного флота, дивизион противолодочных кораблей которого базировался в Одесской гавани.

Ну а для отдыхающих в городе тогда официально было открыто 3 пляжа - Аркадия, Ланжерон и Лермонтовский (Отрада), причём вход на них абсолютно для всех был платным. Так, отдых на Ланжероне, считавшийся городским пляжем, стоил посетителям 1 марку, Лермонтовский пляж, как пригородный, обходился курортникам в 75 пфеннигов, а вход на пляж в Аркадии, являвшийся загородным, стоил для отдыхающих 50 пфеннигов. Горожанам за эти деньги предоставлялись зонты, лежаки, спортивный инвентарь и услуги официантов из расположенных рядом ресторанов. Также каждый пляж был укомплектован медработниками, полным штатом спасателей и шестью спасательными шлюпками. Однако несмотря на денежные траты и определенную опасность в море (при купании в Аркадии на мине подорвался румынский солдат), пляжи явно не пустовали, и к примеру, 14 июля, по данным оккупационных властей, на Ланжероне отдыхали около 12 тысяч человек.

Не пустовали тогда на побережье и дачи, которые городские власти сдавали внаем. И уже к июлю на Фонтане было арендовано 2627 дач, причём из общего количества арендаторов 2/3 были одесситами. При этом для отдыха преподавателей университета городским муниципалитетом были выделены дачи на 5, 9 и 12-й станциях Большого Фонтана, оплата за которые осуществлялась за счёт средств Общества научных работников при Доме учёных. Вместе с тем, в Одессе тогда была организована и работа санаториев. Так, с 20 июня на месте нынешнего санатория "Россия" начала свою работу первая в Аркадии здравница, которая по курсовым путёвкам стоимостью в 260 марок приняла в этом месяце 150 человек. Кроме того, в первые дни июля начинает свою работу и Лермонтовский курорт, где к концу лета оздоравливалось уже 493 человека, которым курс лечения обходился в 150 марок. В июне начались ремонт и реконструкция бывшего санатория им. Чкалова, хотя здесь предполагалось разместить летнюю резиденцию маршала Антонеску.

Неотъемлемой частью отдыха у моря стала и развитая в Одессе сеть объектов общественного питания, чему румынская администрация, поощряя частных предпринимателей многочисленными льготами, тогда уделяла особое внимание. И уже к началу лета в городе и на побережье открывается целый ряд приватных закусочных и ресторанов, имевших экзотические названия и даже, как сообщала реклама, "интимные кабинеты".
А одними из первых в то время начали свою работу ресторан "Карпаты", разместившийся по соседству с восстановленным Пассажем, и таверна, находящаяся на месте современного ресторана "У Печескаго". На углу Дерибасовской и короля Михая I (Преображенской) любителей пива принял легендарный "Гамбринус", где гостей встречал великолепный бородатый швейцар, за спиной которого на бочке с пивом восседал цветастый и ухмыляющийся Бахус. Внутри заведения посетителей развлекал мелодиями оркестр, певец которого Бондарев часто исполнял популярную тогда немецкую песню "Тринк, тринк!".
Позаботились румыны тем летом и о любителях азартных игр, открыв в здании Управления железных дорог (Новорыбная, 58), как было написано в "Одесской газете": "по многочисленным просьбам горожан", первое в нашем городе казино. Очевидно, по мнению румынских властей, одесситам во время оккупации для полного счастья не хватало только одного - вдоволь поиграть на рулетке.

Впрочем, тогда не только увеселительные заведения были визитной карточкой нашего города. К началу июня здесь продолжали работу университет и консерватория, открывались новые театры и художественные выставки, школы и библиотеки, детские сады и дома для инвалидов, приюты для бездомных и бесплатные столовые. На Дерибасовской открылся главный одесский книжный магазин - нынешний "Дом книги".
Здесь, к всеобщему удивлению, в центре зала высился чёрный гипсовый бюст Максима Горького, а на книжных его полках наряду с речами Геббельса можно было запросто найти произведения Гумилёва и даже книжки Маяковского. Кроме того, 7 августа после многомесячных поисков книжного фонда, разграбленного во время отступления из Одессы частей Красной Армии, на Троицкой, 49/51 начинает свою работу городская библиотека.

Также лето 1942 года изобиловало и открытием в Одессе многочисленных выставок. Так, 16 июня в помещении Воронцовского дворца открывается вернисаж новых работ одесских художников Крайнева, Буковецкого, Жука, Цыплакова, Дельвеса и Кобцева. А уже через три недели здесь же начинает работу выставка картин и скульптуры румынских мастеров.
Одновременно с этим, в художественном салоне, разместившемся на улице А. Гитлера, 23 (Екатерининской), были представлены лучшие работы студентов Одесской академии изящных искусств и художников-анималистов.
В дополнение к этому, 15 августа во дворце Нарышкиных началась выставка хозяйственной деятельности подразделений городского муниципалитета, на которую экспонаты представили, практически, все предприятия и учебные заведения Одессы.
Однако особым вниманием у одесситов и приезжей публики пользовались в нашем городе театры, которых насчитывалось тогда 6. Вот, к примеру, какие спектакли 16 июня вынесли на суд зрителей одесские артисты: в Оперном давали "Фауста", в Русском драматическом - "Женитьбу", в театре "Гротеск" - "Баядерку", в "Интимном театре" - "Джаз-программу" с участием Анны Левицкой и оркестра Петра Нечаева, в кукольном театре - "Сказку о рыбаке и рыбке", а в Украинском драматическом им. Т.Г. Шевченко - пьесу И. Журбы "Суэти".
При этом артисты Одессы в то лето выезжали и на гастроли. Так, например, труппа Оперного театра в конце июня за выступление перед румынскими частями на передовой, получила от городского головы денежную премию в размере 2 месячных окладов.

Вместе с тем, любители музыки могли насладиться ею прямо на улицах Одессы. Уже с конца мая в Горсаду ежедневно по вторникам, четвергам, субботам и воскресеньям с 4 до 8 часов вечера давал бесплатные концерты военный духовой оркестр.

Не пустовали в то время и 15 кинотеатров, хотя фильмы в них демонстрировались только из стран профашистского блока и без дубляжа. В частности, 15 июля 1942 года на экранах нашего города демонстрировались немецкие боевики "Японские орлы" и "Западня", румынская мелодрама "Клятвопреступление", венгерский детектив "К ответу" и кинокомедия "Внебрачные дети незамужней девушки".

Желающие могли этим летом посетить цирк, где днем проходила новая развлекательная программа, а вечером - бои между боксерами-профессионалами.

А вот какое рекламное объявление было опубликвано тогда во всех одесских газетах:

"СПЕШИТЕ ПОСЕТИТЬ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ САД (Привокзальная площадь, 1)

Ежедневно с 8 час. утра до 6 час. вечера посетители тут смогут увидеть: львов, гибрид тигро-льва, полярного медведя, сибирского медведя, тибетского медведя, шакалов, волков, лисиц, барсуков, енотов, дикобразов, зубробизона, индийского зебу, африканских буйволов, тибетского яка, верблюда, австралийских страусов, орлов и др. животных и птиц.

При зоосаде работает буфет".

Не пустовали в те дни и прилавки газетных киосков, где горожане могли приобрести издававшиеся на русском языке газеты "Молва", "Одесса", "Одесская газета", "Неделя", "Новое слово", "Мир", "Буг", "Смех", "Детский листок" и журнал "Колокол", которые 20 июня пополнились изданием "Немец в Транснистрии", выходившем на немецком языке.

Летом 1942 г. в наш город хлынул и поток зарубежных артистов. Румынские и немецкие театры в это лето по нескольку раз посещали наш город, а бухарестский театр "Керебуш" под руководством Тудера Мушанеску установил своеобразный рекорд, только за 1942 год его труппа умудрилась побывать в Одессе 4 раза.

Еще Одессу облюбовало и большое количество заезжих оперных солистов. Особенно запомнились одесситам выступления итальянского тенора Луиджи Маджистретти и солистки Миланской оперы Неонилы Балиоз, примы Бухарестской оперы Марии Чеботару, певицы Веры Поповой и приехавшей из Румынии бывшей партнёрши Фёдора Шаляпина Л.Я. Липковской, оставшейся после своих концертов в Одессе насовсем. И всё же наибольшим успехом у жителей нашего города пользовались выступления Петра Лещенко. Вот какой отзыв этим выступлениям дал профессор Г. Сербский:

"Нелепо подходить к оценке господина Лещенко с тем мерилом, с каким мы подходим к оперному певцу. Жанр модернизированного цыганского романса, нередко переходящего в популярную песенку танцевального ритма (танго и фокстрот), требует от исполнителя иных художественных качеств и иной исполнительской манеры. В этом отношении Пётр Лещенко - бесспорно исключительный мастер".

Популярен был в городе и открытый этим певцом в Театральном переулке, 12 ресторан "Северный", или как он тогда официально назывался - театр-варьете "Норд". Хотя часто в ресторане "Северный" звучали не только знаменитые лещенковские "Чубчик", "У самовара" и "Марусечка".
23 августа здесь открывается шахматный турнир, в котором приняли участие гроссмейстеры И. Полевой, С. Сенкевич, Ж. Руссо и Р. Ковалис. Однако победу в этих соревнованиях и сумму в 5000 марок одержал малоизвестный международный мастер Ф. Лерк.

При этом не только шахматы радовали этим летом в Одессе любителей спорта, для которых 2 июня встречей одесской "Виктории" и николаевского "Буга" открылся футбольный сезон. Не прошел тогда незамеченным и начавшийся 12 июня на стадионе "Спартак" международный турнир по футболу, в котором, кроме местных "Глории", "Виктории", "Форда" и николаевского "Буга", приняли участие сборные румынских и германских войск, а также итальянская команда "Леччо" и испанский "Мансенарес". Выезжали этим летом одесские футболисты на игры и в Румынию.
Так, 4 июля в Бухаресте наша "Глория" встретилась со сборной Румынии, проиграв со счётом 0:3. Но наши игроки не остались в "долгу" перед румынами, устроив на поле чуть ли не побоище. В результате, за грубую игру и драку, спровоцировавшую беспорядки даже на трибунах, футболист команды "Глория" И. Брагинский был дисквалифицирован на 5 матчей и привлечён к штрафу в 100 марок. Не выдержали нервы в этом матче и у тренера "Глории" З. Майора, который в конце встречи прямо на футбольном поле нанес физическое оскорбления судье, а проще говоря, отлупасил его, гоняя рефери палкой от одних ворот до других, за что и был… отстранён от работы и оштрафован на 200 марок.

Однако не только сражениями на футбольном поле запомнилось одесситам то лето.
Для любителей конного спорта в Одессе работал ипподром, где три раза в неделю проходили забеги лошадей, а 18 июня в наш город прибыла спортивная команда румынских конников, устроив показательные выступления по выезду и конкуру. Также на улицах Одессы регулярно проходили и другие соревнования. К примеру, 22 июля в кольцевых гонках мотоциклистов по маршруту Пушкинская - Греческая - ул. А. Гитлера (Екатерининская) - Новорыбная (Пантелеймоновская) победу одержал румынский спортсмен Р. Гырчу.
Вместе с тем, одесские спортсмены тем летом выступили и за рубежом, выехав на международные состязания в Бухарест сразу двумя сборными - по лёгкой атлетике и велосипедному спорту. И успех в них явно сопутствовал нашим землякам, а прыгунья в высоту З. Буянова и спринтер в беге на 200 и 400 метров И. Староверский даже заняли первые места. Среди велосипедистов на дорогах Румынии отличился тогда и двадцатикратный рекордсмен Украины Г. Рыбальченко, занявший первое место в шоссейных гонках.


Всего же к середине лета 1942 года в Одессе румынским властями было зарегистрировано около 100 тысяч приезжих. И главными воротами города для них в те дни становится железнодорожный вокзал, куда за день приходило до 15 пассажирских поездов, из которых больше половины были дальнего следования. В основном это были предприниматели, а также жены и родственники служащих в Одессе военных. Однако в число приезжих входили и многочисленные тургруппы, первой из которых стала делегация лучших учеников Кишиневской гимназии имени Королевы-матери Елены. Вслед за ними в наш город для ознакомления с фондами библиотек приезжает 12 научных работников Бухарестского университета, за которыми сразу же прибывают 25 экскурсантов из Констанцы. Однако всех перещеголяли в этом вопросе руководители города Ясс, прислав за лето в Одессу 18 групп, в одной из которых было зарегистрировано сразу 300 человек. Ну а для удобства приезжающих туристов к началу лета в газетные киоски поступили в продажу новые карты Одессы с изменёнными румынами названиями улиц. Однако тогда в наш город не только принимал гостей. Так, 22 августа по приглашению министерства просвещения Румынии для проведения лекций в Бухарест отправляется группа одесских учёных, в которую вошли профессорД.Г. Соколов, профессор В.И. Потапенко и профессор Г.И. Соловей.

Еще одними воротами города, на этот раз воздушными, стал открывшийся 2 июня в Одессе аэропорт, который оккупанты разместили в Татарке. А после строительства здесь здания аэровокзала и реконструкции лётного поля он сразу же получает статус международного. При этом, учитывая, что время было военное, для прикрытия с воздуха на нём базировались две эскадрильи истребителей, а также установлено 5 зенитных батарей.
И первых заграничных гостей новый городской аэродром принял уже 7 июня - из Рима, проездом в поверженный Севастополь, прибыла делегация корреспондентов, возглавляемая председателем Королевского общества журналистов Италии и главным редактором газет "Трибюн" и "Лавора фашиста" Д. Гульельмотти. Этим же самолётом в Одессу прилетели несколько итальянских лётчиков и группа морских офицеров 10-й флотилии МАС (Мотоскафо антисоммерджибиле), являвшейся диверсионно-разведовательным подразделением итальянского флота, где под руководством легендарного капитана 2-го ранга Валерио Боргезе, прозванного разведками всех стран мира "чёрным князем", проходили службу подводные боевые пловцы-"морские котики" и люди-торпеды. Что же понадобилось в нашем городе офицерам одного из секретнейших спецподразделений итальянских ВМС?
В своей книге "Оборона Одессы. Страницы правды" я подробно рассказывал о создании в августе 1941 года из моряков-черноморцев в нашем городе отряда, бойцы которого провёли ряд диверсий в портах Варны и Бургаса. Оказалось, что о действиях советских боевых пловцов хорошо были осведомлены и в Риме, но его посланцам в Одессе так и не удалось найти ничего хоть что-нибудь говорящее о деятельности советских диверсантов - советская разведка умела хранить свои тайны.

Вместе с тем, в 1942 году пользоваться самолетом всем желающим не позволяла стоимость билетов, и Одесский аэропорт тогда чаще использовался как правительственный. Так, 3 июля, следуя на торжества по случаю взятия фашистами Севастополя, в наш город прибывают военные атташе Германии, Италии, Румынии, Венгрии, Испании, Финляндии и Японии. Здесь их разместили в лучших номерах гостиницы "Бристоль", а после осмотра достопримечательностей Одессы, в честь победы германских войск и их союзников в Крыму, на сцене Оперного театра был дан праздничный концерт, закончившийся торжественным ужином. Вслед за ними, 7 июля, в Одессу на день прилетела супруга маршала Антонеску - Мария, так же спешившая в Севастополь. Однако даже несмотря на кратковременность визита, она за это время успела побывать в нескольких детских домах, присутствовать на открытии заложенного на Слободке мемориального кладбища "Памяти павших героев", а вечером - в Оперном театре на "Пиковой даме". Воспользовался самолетом для приезда в наш город и министр путей сообщения Румынии доктор Г. Бушила, который в августе во время визита особое внимание уделил состоянию и перспективам развития одесского транспортного узла.


С наступлением осени жара спала и пляжный сезон в Одессе потихоньку начал утихать. Город, отдыхая от летнего зноя, с нетерпением ожидал прохлады и дождей. Хотя в первый день сентября, несмотря на пронёсшийся накануне над городом ураган, в результате которого пострадало 12 человек, на пляже в Аркадии отдыхали до 6 тысяч одесситов. Не помешала непогода в этот день и проведению румынскими властями акции, в которой помимо гуманных действий, явно присутствовали и политические черты.
Тогда, на стадионе парка им. Т.Г. Шевченко, в присутствии 20000 горожан, из-под стражи были освобождены 72 пленных красноармейца.


4 страницы текста ЗДЕСЬ:
А. ЧЕРКАСОВ,
научный сотрудник Центра исторических исследований юга Украины им. Академика В.И. Липского

* * *
Больше ссылок по теме оккупации Одессы в моем ЖЖ собрано ЗДЕСЬ:


Этот пост размещен также на http://mysliwiec.dreamwidth.org/
Tags: кажущееся и действительное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments